14 лет назад 29 мая 2005 в 17:39 84

Что выбрать дизайнеру – PC или Mac? До середины девяностых такой вопрос вызвал бы у профессионала лишь усмешку. Но времена изменились.

РОЖДЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ
В 70-80-х годах прошлого века лидером в области компьютерного обеспечения для систем офисной печати была компания Xerox. В ее исследовательском центре PARC в те времена работали два талантливых специалиста: Чарльз Гешке и Джон Уорнок.

Чарльз Гешке

Они занимались разработкой универсального командного языка печати для оборудования Xerox под названием Interpress. Результаты их совместной работы были весьма обнадеживающими, но инженеры долго и безуспешно пытались уговорить руководство своей компании сделать на основе этого языка коммерческий продукт. Через несколько лет, не найдя понимания, они уволились и в 1982 году в городе Лос-Альтос (Силиконовая долина, Калифорния, США) основали собственную компанию Adobe Systems, которую теперь знает весь мир. Уже в 1984 году она выпустила свой первый продукт – язык описания печатных страниц PostScript. В том же году компания Apple предложила потребителям персональный компьютер Macintosh – первый в мире компьютер с мышью и операционной системой (ОС), имевшей простой, понятный и удобный графический интерфейс.

Поначалу объемы продаж были достаточно впечатляющими, но уже через год, к удивлению руководства компании, они существенно снизились. Для того чтобы поправить дела, срочно требовалось нечто исключительно полезное, важное, инновационное. Этим “нечто” мог стать, например, разрабатывавшийся Apple новый лазерный принтер LaserWriter, который вполне соответствовал по своему классу и возможностям уже известной на рынке модели LaserJet от Hewlett-Packard. Один из владельцев компании Apple, Стив Джобс, по достоинству оценил революционное значение первого продукта Adobe. Он же сумел уговорить Джона Уорнока и Чарльза Гешке сконструировать аппаратный PostScript-контроллер для нового лазерного принтера с тем, чтобы качество его печати соответствовало качеству фотонаборных аппаратов. В этот проект отец-основатель Apple инвестировал $2,5 млн.

В июле 1985 года никому доселе не известная компания Aldus выпустила первую версию программного пакета верстки изданий PageMaker специально для Macintosh. К тому времени ведущие специалисты Adobe уже закончили разработку своего контроллера. Таким образом, была сформирована полноценная аппаратно-программная среда настольного издательства. PostScript-контроллер и программный пакет PageMaker в тот момент фактически спасли Apple. Они же сделали Adobe и Aldus богатыми компаниями. С этого момента началось распространение по всему миру систем верстки и обработки графической информации на базе Macintosh.

А вот на платформе IBM PC реализовать аналогичную систему поначалу было попросту невозможно. Эти компьютеры работали, как правило, под управлением ОС MS-DOS и предназначались почти исключительно для бизнес-приложений. Для них не существовало приемлемого графического интерфейса, и даже мышь, появившаяся чуть позднее, чем у Apple, в то время еще не получила широкого распространения и не входила в комплект поставки компьютера.

ПЛОДЫ КОНКУРЕНЦИИ
В итоге Macintosh де-факто стал компьютером для настольной издательской системы. Во всяком случае, так считали и достаточно многочисленные пользователи, и разработчики, выпустившие для него в 1988 году новую систему верстки Quark XPress. Конкуренция платформ в дизайнерском деле свидетельствовала о явном отставании PC. Например, графический пакет Adobe Photoshop для “Маков” появился в 1990 году, а для PC – в 1991; новый шрифтовой стандарт TrueType для Macintosh введен в 1991 году, а для PC – в 1992 (только после появления более-менее приемлемой графической оболочки Windows 3.1). Наметилась очевидная “профилизация”: “Маки” отклонялись в сторону дизайнеров, а PC – в сторону бизнесменов и финансистов.

В результате вплоть до середины 90-х годов ХХ века только Apple Mac содержал весь необходимый арсенал программных и аппаратных средств, предназначенных для редакционных целей. Встроенные модули управления цветностью, дружелюбность и “прозрачность” для пользователя, который был профессионалом в дизайне и издательском деле, а не в вычислительной технике, адаптация к фотонаборным аппаратам на параметрическом уровне – все это не имело аналогов среди других семейств в мире персональных компьютеров и рабочих станций.

Положение дел стало меняться с появлением Windows 95 для PC-совместимых машин. Развитость ее графической оболочки впервые оказалась в состоянии составить конкуренцию системам Macintosh. Сторонние производители (та же Adobe Systems, которая к тому времени уже купила Aldus), вдохновленные быстрыми темпами развития альтернативной платформы, стали выпускать более продвинутые версии программ верстки и обработки графики и для PC.

К началу нового тысячелетия “Маки” начали заметно отставать от своих главных конкурентов по производительности. А у тех уже имелся весь набор функциональных возможностей для того, чтобы стать эффективным инструментом дизайнера. Новые версии Adobe Photoshop и Illustrator для Windows стали появляться раньше, чем версии для Mac OS. К тому же распространение специализированных рабочих станций Sun, Silicon Graphics и других RISC-систем, работавших под управлением “неубиваемых” вариантов ОС UNIX, подстегивало конкуренцию. В рядах поклонников Macintosh началось брожение. Появление в 2003 году перспективной модели PowerMac G5 с 64-разрядными микропроцессорами и принципиально новой внутренней структурой обмена данными позволили Apple ликвидировать наметившееся отставание и даже кое в чем вырваться вперед. Вот только цена этих новых “Маков” оказалась слишком высокой.

ХОРОШЕГО ДОЛЖНО БЫТЬ МНОГО
Большинство дизайнеров всего мира остаются верными поклонниками продукции компании Apple. Cамая главная причина такого выбора состоит в том, что компьютеры Macintosh продаются “совершенно готовыми к употреблению”, они не требуют никаких дополнительных аппаратных усовершенствований, “подгонки” компонентов и настройки системы в целом. С ними пользователь-дизайнер сразу получает комплект “все в одном” и может начинать работать немедленно после подключения монитора, клавиатуры, мыши, принтера и сканера.

Но с другой стороны, разнообразие периферии, работающей с “Маками”, значительно беднее, чем в случае с Windows-платформой. Кроме того, ограничивая возможности по изменению аппаратной части системы, Apple лишает свои изделия гибкости, а пользователя – свободы выбора, которая подчас имеет решающее значение.

Сторонники Macintosh утверждают, что эти компьютеры, отличаясь особенно продуманным дизайном, сами побуждают к реализации креативных возможностей. С другой стороны, не все ли равно, как выглядит системный блок или клавиатура, если после нескольких часов работы пользователь уже перестает их замечать?

Эстетика внешнего вида “Маков” и их аппаратной периферии наследуется и в графической среде ОС. Раньше, во времена, предшествовавшие Windows XP, он был весьма удобным в повседневной работе. Теперь же вопрос о том, какая система лучше – скорее вопрос личных предпочтений, чем реальных достоинство или недостатков. К тому же с появлением интерфейсного модуля Aqua внешний вид рабочего стола в Mac OS сильно изменился, причем не в лучшую сторону – он стал слишком декоративным и утратил привычную строгость.

Если сравнивать ОС “Маков” с Windows для PC, нельзя не заметить того, что Mac OS независимо от версии подразумевает наличие одного-единственного меню в верхней части экрана, из которого доступны и функции выбранного приложения, и общесистемные. В ОС Windows всех версий меню располагаются в отдельных окнах каждой из запущенных программ, что обеспечивает гибкость в работе с несколькими приложениями сразу. В Mac OS же их нужно переключать с помощью селектора программ.

ПРОЩЕ – НЕ ЗНАЧИТ УСТОЙЧИВЕЕ
Некоторые утверждают, что в отличие от разных версий Windows версии операционных систем для Macintosh внешне минимально отличаются одна от другой. Якобы даже Mac OS X Panther больше похожа на Mac OS версий 9, 8 и 7, чем Windows XP на Windows 95. Нам так не кажется. Да и утверждение, что отсутствие отличий помогает пользователю освоить новую версию, тоже представляется нам спорным.

Что еще? Весьма привлекательным для пользователя является то, что в файловой системе ОС для “Маков” нет путаницы и чехарды со служебными файлами, которая так раздражает в Windows, где во многих папках встречаются непонятные *.DLL, *.INI и прочие. В Mac OS предусмотрена одна папка (System), в которой располагается вся информация подобного рода, причем она правильно организована. Системные файлы и их папки имеют прозрачные, понятные названия: Open Transport Library, QuickDraw 3D Viewer, Speech Manager. В то время как в Windows (даже в XP) мы натыкаемся на CONFIG.SYS, BOOTSECT.DAT, MSCDEX.EXE и прочее.

Имена файлов и папок в Mac OS допускают включение символов, не разрешенных для использования в среде Windows (“/” , “?” и кавычки). Например, для “Мака” вполне допустимы имена: Фильмы/Июль, Исторические/“Броненосец” и так далее. Прозрачность и понятность файловой системы облегчают работу пользователя, упрощают поиск, установку и удаление программ. В Mac OS легче поддерживать компьютер “в тонусе”. В Windows же, наоборот, удаление компонентов, программ, файлов, ссылок на них и записей в реестре можно выполнить адекватно только с помощью специальных утилит.

На деле подобные мелочи вряд ли в состоянии склонить пользователя в сторону выбора “Мака”. Важнее укоренившееся мнение о том, что версии Mac OS значительно более устойчивы, чем Windows. Возможно, так было во времена 95 и 98-й версий ОС Билла Гейтса. Но в наши дни ситуация серьезно изменилась, поскольку Windows XP, созданная на ядре NT, характеризуется очень высокой стабильностью. Кроме того, у нее более разумная организация буферизации памяти, операций дискового чтения и записи, а также очередей печати.

О БЫСТРОТЕ И УДОБСТВЕ
Ситуация с аппаратно-программной интеграцией на платформе Macintosh выглядит для дизайнера привлекательно: все компоненты системы подбираются, монтируются и проходят серию тестов у самого производителя, и в итоге ОС подгоняется фактически под конкретные устройства. Ситуация с PC иная: материнские платы, контроллеры, корпуса изготавливаются разными производителями, а компания Microsoft продает универсальную (ключевое слово!) операционную систему.

В результате работу по объединению всех устройств и ОС выполняет либо поставщик комплектов (что несколько лучше), либо пользователь (что, конечно же, хуже). В этом не только сила PC-платформы, допускающей любую модернизацию, но и потенциальный источник проблем в виде несовместимости. К счастью, в последние годы компания Microsoft активно занимается вопросами сертификации оборудования сторонних производителей, в результате которого они получают марку “Designed for Windows XP”, что означает безусловную адаптацию к работе с этой ОС.

Кстати, именно компания Apple была автором концепции plug-and-work (“вставь и работай”), которую Microsoft позднее реализовала в Windows 95 и более новых версиях под названием plug-and-play (“вставь и играй”). Эта концепция освобождает пользователя от необходимости принимать участие в процессе установки аппаратных компонентов и программного обеспечения – все происходит автоматически по выбору системы. Если вы научитесь устанавливать определенный принтер для конкретной модели Macintosh, то же самое можно будет проделать с любым другим принтером и другим “Маком”. Но сегодня, как вы понимаете, аналогично обстоят дела и с Windows.

Однако как же быть со скоростью работы весьма ресурсоемких приложений, которыми пользуются дизайнеры? Если взять, к примеру, самые “быстроходные” PC, собранные на основе микропроцессора Intel Pentium IV с тактовой частотой 3 ГГц, и сравнить их производительность с последними моделями поколения PowerMac G5, то окажется, что они несколько отстают по скорости работы в графических приложениях, в системах трехмерного моделирования и в программах для настольных издательств. Достойную конкуренцию компьютеру последнего поколения от Apple сегодня составляют Windows-компьютеры на основе 64-разрядных процессоров Intel.

Правда, они редко встречаются в “персональном” исполнении (обычно это конфигурации для файл-серверов). Но так ли принципиально отставание? В практической работе никто не будет сидеть за дисплеем с измерителем мегафлопсов или числа фреймов в секунду. Суммарное быстродействие любой высокопроизводительной системы сегодня в большей степени ограничивается пропускной способностью системной шины, быстротой обмена данными с оперативной памятью и скоростью дисковых операций. А улучшить эти показатели намного сложнее, чем поместить в корпус самый современный микропроцессор или даже пару таковых.

К тому же надо признать, что компания Apple несколько лукавит, назначая PowerPC G5, флагману линейки Macintosh, цену $2999. Столько стоит лишь минимальная конфигурация: два микропроцессора тактовой частотой 2,5 ГГц и лишь 512 Мб оперативной памяти, что часто оказывается недостаточно для дизайнерских нужд (тесты, результаты которых часто приводятся компанией для сравнения производительности, проводились на системе с 2Гб установленной памяти). Но даже эту цифру стоит сравнить с цифрой, получаемой для Wintel-системы – аналогичная система на базе Intel Pentium 4 3,2 ГГц с 1 Гб оперативной памяти обойдется примерно в $1200.

В свое время компания Apple отказалась от возможности передать часть своих полномочий сторонним производителям. Поэтому в отличие от PC-платформы в деле возможного “клонирования” компьютеров Macintosh была поставлена жирная точка. Это, с одной стороны, привело к безусловной перегрузке самой компании разнообразными мелкими проблемами, а с другой – лишило производителей периферии стимула в виде внутривидовой конкуренции. В результате “Маки” стали все сильнее заимствовать архитектуру PC-совместимых компьютеров и при этом пользоваться уже теми аппаратными компонентами, которые прошли апробацию в среде последних. Но подобный подход не позволяет сразу перенимать новые революционные решения – нужно время, и потому “Маки” теперь часто проигрывают уже на старте.

Даже в решении отказаться от использования мониторов с электронно-лучевыми трубками (ЭЛТ) можно усмотреть недальновидность. Если принять во внимание ориентацию продукции Apple на профессиональных пользователей в сфере дизайна, то этот шаг, явно враждебный по отношению к ним, просто необъясним. Известно, что консерватизм дизайнеров до сих пор не позволяет им перейти к жидкокристаллическим мониторам (ЖКМ). Неужели таким образом компания рассчитывает расширить свой сегмент на рынке?

К тому же в своих новых широкоэкранных ЖКМ (соотношение сторон 16:9, а не 4:3, как в обычных) компания Apple не предусмотрела аппаратной возможности поворота дисплея на 90 градусов. Ведь стоило не только реализовать потенциал широкого экрана при просмотре современного кинофильма, но и дать дизайнеру возможность работать с вертикальным форматом (например, газетной полосы). А вот для PC под управлением Windows XP такая функция реализуется элементарно.

Некогда разработчики Apple хвастались, что создали систему, которой “может управлять даже необразованная домохозяйка”. Да, платформа получилась исключительно простая и удобная, но полностью закрытая от пользователя, что далеко не всегда хорошо. С другой стороны, именно закрытость системы позволила сделать переход от собственной оригинальной ОС на Mac OS X, собранной на основе Linux, незаметно для пользователей.

На наш взгляд, время безусловного лидерства “Маков” в дизайнерском деле осталось позади. Несмотря на инерционность среды профессиональных пользователей (а этим зачастую и обусловлено стремление дизайнеров работать на Macintosh), они все чаще выбирают PC, и происходит это не случайно.