9 лет назад 10 октября 2009 в 13:48 68

Похоже, у нас появился новый монстр, готовый захватить весь мир

Ольга Пекелис

После ухода Билла Гейтса из большого бизнеса мы потеряли не только самого богатого человека в мире, но и Ацкого Сотону, поминать которого было принято при каждом глобальном катаклизме. Microsoft больше не интересно обвинять во всех грехах, и место Большого Билла пока вакантно. Не сядут ли на него Сергей Брин и Ларри Пейдж со своей новой империей Google?

Конечно, главное отличие Google от Microsoft в том, что все онлайновые сервисы русско-американского альянса – бесплатные. Казалось бы, один этот аргумент способен наповал сразить каждого, кто осмелится обвинить или заподозрить Google хоть в чем-то нехорошем. Но все мы знаем, что бесплатным бывает только сыр в мышеловке. Так где же здесь подвох? Чего нам боятся и чего ждать от поискового гиганта?

Самое очевидное обвинение, которое не раз звучало в адрес Google – это обвинение в сборе информации о клиентах сервисов и возможном (возможном!) незаконном применении этих сведений. Или даже законном, но неприятном для клиентов. Или даже таком применении, о котором клиенты никогда не узнают, что тоже отвратительно и даже ужасно! Иными словами, обычная паранойя параноидально настроенной части человечества. На нее (и паранойю, и эту часть человечества) в принципе можно было бы и не обращать внимания, но мы ведь журналисты – люди, которые разжигают расовую, религиозную и межнациональную вражду, делают из мухи слона и предупреждают человечество о вероятных и невероятных событиях. Как же нам можно молчать в такой ситуации?

Два года назад компания Google сменила стратегию: к поиску и рекламе добавились сетевые приложения. Основной технологический упор пришелся на разработку платформы для мобильных телефонов Androide и браузера Google Chrome. Сегодня бизнес продолжает развиваться стремительно: доходы Google в первом квартале 2009 года составили $5,51 млрд – на 6% больше, чем в 2008-м. И это на фоне разворачивающегося мирового кризиса, который больнее всего ударил по самым крупным американским компаниям!

В письменном обращении к акционерам в декабре прошлого года Сергей Брин отметил ряд недавних достижений компании: “Каждую минуту на YouTube выкладываются видеоролики общей продолжительностью в 15 (по последним данным – уже 20) часов… Сегодня мы в состоянии предоставить полный текст почти 10 млн книг. Конечно, оцифровать все книжки мира – амбициозный проект, но оцифровать сам мир – совсем уж смелое предприятие. Между тем, с тех пор как в октябре 2004 года мы приобрели для проекта Google Earth компанию Keyhole, нашей целью стало предоставление высококачественной информации для географических нужд… Программа по созданию контекстной рекламы Adsense позволила нашим многочисленным партнерам заработать более $5 млрд… Сегодня набор приложений Google включает в себя, наряду с Gmail и Google Docs, такие продукты, как Spreadsheets, Calendar, Sites и многое другое. Нашими программами пользуются уже более миллиона организаций… Переводчик Google осуществляет автоматический перевод для 1640 языковых пар. Не стоит забывать и о мобильной платформе Androide, и о браузере Google Chrome, и о технологии распознавания речи…”

При таком размахе и масштабе Google неизбежно должен был столкнуться с обвинениями в монополизации, в пренебрежении авторским правом, в том, что огромные объемы личной информации собираются без внятного объяснения целей. И действительно, противоборствующие меры не заставили себя ждать. Евросоюз изучает проект Google Books на предмет того, что правительство Германии называет “несовместимым с европейскими принципами защиты авторских прав”. В апреле Министерство юстиции США инициировало расследование о соответствии книжного сервиса Google национальному закону о монополиях. А председатель антимонопольного департамента при Минюсте Кристин Варни заявила в июне прошлого года, что “Google стал монополистом на рынке интернет-рекламы”.

На проводимой Google конференции Zeitgeist встал вопрос о конфиденциальности информации, доступной людям при использовании сервиса Google Street View. Когда по улицам американских городов ездят автомобили и фотографируют все, что попадает в поле зрения объективов, это не может не вызвать справедливого возмущения американских граждан. Удивила ли реакция общественности на эту проблему? “Нет, – говорит председатель совета директоров Google Эрик Шмидт. – Три-четыре года назад, может, и удивила бы, а сейчас нет. Запуская Street View, мы понимали, что вызовем обеспокоенность. Поэтому мы создали технологию “закрашивания” лиц. Впрочем, мы все-таки совершили ошибку – оставили открытыми номера машин. Технология их закрашивания была введена чуть позже”.

Сергей Брин, один из основателей Google, признает, что Street View потенциально опасен для сохранности тайны личной жизни. “Однако число недоразумений и скандальных ситуаций, связанных с Street View, можно пересчитать по пальцам. Может, наберется с десяток случаев в США, когда мы случайно засекли кого-то в ненужное время и в ненужном месте. Ну, и еще пару десятков, если копнуть пристрастно. Но зато люди тысячи и миллионы раз используют этот сервис для дела”.

Общественность пугают размах и амбициозность, отличающие проекты Google. “Действительно, – отвечает Брин, – наши основные проекты, вроде Book Search и Street View, весьма амбициозны и делают достоянием общественности огромные массивы информации. И мы не даем себя запугать многочисленными препятствиями, встающими на нашем пути. Однако в основе всего этого – наша твердая уверенность, что результат пойдет на пользу людям. Я убежден, что, предоставляя человечеству в свободное пользование много миллионов книг, мы совершаем благородное и полезное дело. Street View – затея менее возвышенная, но и этот сервис полезен для путешествий, познания мира, просто получения информации. Случалось, с его помощью раскрывались преступления”.

И тем не менее Google все чаще называют всесильной монополией. Так, книгоиздатели увидели в стремлении оцифровать мировую библиотеку вопиющее нарушение закона об авторских правах. “Что касается книгоиздателей, мы вполне сумели найти общий язык, хотя в разные времена у нас случались непонимания, – говорит Брин. – Совсем без шероховатостей, конечно, не обойтись, но если смотреть шире, то все мы, в сущности, одна команда, будь то издатели книг, газет или чего-то еще”.

Злы на Google и средства массовой информации. Кризис печатных СМИ и в первую очередь газет журналисты связывают именно с успехами Google и других поисковых систем и новостных агрегаторов. В США в массовом порядке закрываются крупные и средние газеты, а уж о районных и городских газетах и речи нет – счет идет на сотни. Даже национальные New York Times и International Herald Tribune испытывают небывалые трудности. Все громче звучат мнения о том, что больше не должно быть бесплатных новостей, иначе не останется тех, кто эти новости будет делать. А Руперт Мердок, глава крупнейшей в мире империи СМИ, твердо уверен, что пришла пора вводить тотальную плату за чтение онлайн-версий газет и журналов.

Сергей Брин

Что же говорит Сергей Брин в отношении традиционных СМИ, чьи бизнес-стратегии рушатся под напором интернета? “Мы беседовали с представителями многих изданий. И должен сказать – мы действуем с их согласия. Все они знают, что существует способ, с помощью файла robots.txt, закрыть доступ на веб-ресурсе к тому или иному контенту. Так что вряд ли нас можно обвинить в воровстве. Наоборот, мы обеспечиваем им рекламу. Другое дело, что они не в состоянии компенсировать потери, понесенные по другим фронтам. Если бы нам удалось справиться с этой задачей, все были бы счастливы”.

Все знают, на чем Google зарабатывает деньги. По сути, вся деятельность компании сводится к тому, что она становится самым крупным в мире рекламным агентством. Но не многие за пределами США знали о существовании офлайнового рекламного подразделения Google, которое не так давно прекратило существование. То, что так хорошо удается Google в интернете, не получилось со СМИ. “Мы не знаем почему, но реклама на радио и в газетах не работает, – говорит Эрик Шмидт. – Но мы вынесли из этого хороший урок”.

Итак, нарушение приватности граждан, авторских прав, монополизм на рынке интернет-рекламы, разгром печатных СМИ – что еще вменяют в вину Google? Один из журналистов задал на пресс-конференции вопрос Ларри Пейджу о проблеме сбора информации о пользователях сервисов Google, особенно интересуясь, по-прежнему ли Google планирует сохранять поисковые логи на протяжении девяти месяцев. “Отвечая, напомню о нашем проекте Flu Trends, – сказал Ларри Пейдж. – Мы доказали, что, используя поисковые запросы, можно выявить очаги эпидемии гриппа. Но чтобы эти алгоритмы работали, необходима длинная поисковая история. Лично я считаю, чем меньше логов мы храним, тем больше вероятность того, что все мы вымрем”.

Однако не эти проблемы беспокоят сегодня Google. Гендиректор компании Эрик Шмидт считает, что Google предстоит решить целый “пучок трудностей”. “Главная и самая очевидная – наша зависимость от таргетинговой рекламы. Если по какой-то причине ее успешность снижается, люди перестают кликать по объявлениям и меньше покупают. Соответственно, сокращаются наши доходы от рекламодателей. Конечно, такое снижение, если оно затягивается, грозит ощутимо по нам ударить”.
Шмидта, как человека, отвечающего за финансовую состоятельность компании, беспокоит именно финансовый аспект – количество рекламодателей в кризис снизилось, и когда оно снова начнет расти, неизвестно. Однако рекламодатели предпочитают сокращать свои расходы в других местах, а не в Google, и именно поэтому Google продолжает держаться на плаву и даже демонстрирует успехи в такое нелегкое для всех время.

“Беспокоят нас и проблемы конкуренции – с Yahoo!, нашим постоянным соперником, но прежде всего с Microsoft, из-за монополии Windows и Internet Explorer, – продолжает Шмидт. – Одна из причин, побудившая нас столь интенсивно взяться за разработку собственного браузера, в том и заключалась, что компания, монополизировавшая браузер, в состоянии сдерживать инновации в Сети. В этом смысле настоящий подвиг совершила Mozilla, создав подлинную альтернативу Internet Explorer”.
Итак, главные конкуренты Google – Yahoo! и Microsoft. C Yahoo!, допустим, все понятно, но почему Microsoft? Так ли откровенен Шмидт, объясняя активность Google на рынке браузеров лишь борьбой против монополизма Microsoft?

Скорее уж, Google хочет занять место Microsoft, и не только на рынке браузеров. Интенсивная работа Google в области офисных приложений, как интегрированных в сеть, так и способных работать автономно, а также разработка настоящей операционной системы на основе Chrome – все это говорит о том, что Google в состоянии не только основательно подорвать монополию Microsoft, отхватив основательную часть офисного и системного пирога, но и вообще уничтожить ее, забрав себе весь пирог. А с ростом популярности мобильной платформы Android Google покушается на деньги и славу еще двух империй – Apple и Nokia.

Из последних новостей: 20 тысяч сторонних разработчиков воспользовались платформой Google App Engine, создав 80 тысяч новых приложений Google (Google Moderator, бесплатный сервис для организации встреч, уже задействован в Белом доме). Новый продукт компании Google Wave – уникальная программа для общения, обмена фото, видео и картами в реальном времени, оснащенная “умной” системой контекстной проверки правописания и мгновенного многоязычного перевода – грозит разбить в пух и прах социальные ресурсы вроде Facebook.

Похоже, Google хочет быть первым везде и во всем, и как только его кто-то в чем-то обходит, это направление становится тут же приоритетным. Стоило прославиться Twitter, как Ларри Пейдж тут же заявил: “Twitter многое сделал для развития интернет-поиска в режиме реального времени. Мы же недостаточно внимания уделяли разработке сервисов, действующих на “посекундной” основе. Теперь, я думаю, мы исправимся”. Звучит более чем угрожающе. Для Twitter.

А вот какие планы у Google на будущее

По мнению руководителя экспериментальной платформы Google Labs Р. Дж. Питтмана, “поиск скоро обретет новое контекстуальное измерение. Скажем, хочу я узнать погоду на завтра; соответствующий запрос должен будет учесть, где я нахожусь в настоящий момент, какая погода сегодня. Не исключено, что контекстуальность – местонахождение пользователя, с кем он общается или общался только что – станет основой поисковых систем. Поиск перестает быть просто поиском, становясь способом познания мира”.
Что же до ближайших целей, Питтман с радостью говорит о новых разработках его команды в сфере распознавания имиджей, о новых методах индексирования аудиотреков для осуществления их поиска, о совершенствовании технологий по сбору данных в режиме реального времени. В целом, уверен Питтман, изощренные поисковые системы обещают быстрые дивиденды. “Нам уже удалось с помощью поисковых логов выявлять вспышки гриппа. Вполне возможно, что примерно так же можно измерять настроение пользователя, его желание/нежелание тратить деньги. Это новая вершина для нас”.

Найдется практическое применение и сервису YouTube. “Мое отношение к видео в корне поменялось, – размышляет о перспективах YouTube Сергей Брин. – Я привык считать, что видео – это развлечение. Что оно имеет высокую производственную стоимость и поэтому создается в небольших количествах. Так, собственно, работает телевидение. Но YouTube и, шире, развитие видео в интернете перевернули мое представление. Сейчас YouTube для меня – очень простой и действенный способ сообщить кому угодно что угодно. К примеру, я собирался купить себе домой RAID-систему, и выбирал модель, и поиск вывел меня на ролик YouTube. Я посмотрел его, убедился, что модель отличная, и купил. И очень доволен! Конечно, я собрал кое-какую дополнительную информацию, но ролик оказался весьма полезен. Небольшим компаниям стоит взять такую видеорекламу на вооружение. Скажем, ресторанам – демонстрировать в Сети, что они подают гостям, как те с удовольствием и уютно ужинают… Словом, транслировать атмосферу. Видео – замечательное средство массовой информации применительно к конкретным, узкоспециальным вещам и сферам. А YouTube, само собой, главный игрок на этой сцене”.

Как ни крути, похоже, что Google стоит на страже интересов человечества, и все, что он делает, он делает ему во благо. И тем не менее мир по-прежнему опутан паутиной Google. Лучший поиск – у Google. Лучшая почта – у Google. Лучшие карты – у Google. Новости, книги, словари, видео, картинки, блоги и чаты – все это Google. Универсальный офис, способный оставить Microsoft Office на свалке мировой истории. А наступление мобильной и десктопной платформ Android и Chrome – это уже серьезная заявка на завоевание не только интернета, но и остального мира высоких технологий.

И как тут не беспокоиться?