11 лет назад 10 октября 2007 в 18:50 40

Автор: Сергей Голубев

“Подумаешь, какая проблема с этими лицензиями? Ну поставим во всей конторе линух и делов-то куча…” – такие сообщения все чаще можно встретить на форумах, где обсуждается кампания по борьбе с компьютерным пиратством. В общем и целом – правильно. А вот когда дойдет до частностей, то возможны варианты.

Начало этой поучительной истории положил визит моего старого приятеля. Я считаю его достаточно продвинутым пользователем Windows и частенько обращаюсь к нему за консультацией по сложным вопросам. Он зашел просто так – как говорится, на огонек чайку попить.

Ну и, понятное дело, поведать о нелегком житье-бытье системного администратора конторы средней величины. Мол, совсем одолело его начальство – плачет, что нет денег на лицензионное ПО и, как это принято у нас в стране, настоятельно просит его “что-то придумать”. Поскольку он товарищ тертый, то понимает, что предложить им поменьше тратить на свои личные нужды – не выход. А других вариантов он не видит.

Я же в это самое время только закончил закачку Freespire 2.0 – дистрибутива системы Linux, причисляемого к категории особо дружелюбных к пользователю. Приятель, человек решительный, тут же заявил, что будет переводить всю контору на Linux. Тем более что дистрибутив у него уже практически есть, и надо только записать его на болванку. Разумеется, он имел в виду тот самый Freespire, который я только что выкачал. А бегло посмотрев его официальную характеристику, признал, что это именно то, что ему надо. Ну и выразил желание попробовать поработать с ним прямо сейчас, благо пара десятков свободных гигабайт на моем винчестере всегда есть.

Я сдуру согласился.

Итак, компакт записан, вставлен в привод, и загрузка началась. Одна из опций – выбор языка. С довольным урчанием приятель выбрал русский и приказал продолжить процесс. Дистрибутив послушался и тут же выдал на экран длинное сообщение на английском. В нем говорилось о том, что буквально через десять минут мы сможем приступить к полноценной работе. И мы этому поверили.

Когда дело дошло до разметки диска, программа установки опять же на английском (забегая вперед скажу, что русских букв мы так и не увидели) заявила, что раздел для установки Linux надо было создать заранее при помощи какого-нибудь другого инструмента, поскольку сама она этого делать не умеет. Впрочем, предложила вариант – автоматический режим, при котором диск будет полностью очищен от других данных.

Конечно, на моем диске уже имелись разделы формата ext3, но они были заняты, и приятель решил, что небольшая задержка не должна смущать настоящих мужчин. Он прервал установку, загрузил Windows и при помощи Acronis Disk Director Suite организовал место для Freespire.

А тут и чайник закипел. Правда, второй раз программа установки повела себя несколько странно. Мы уже оприходовали по чашке чаю, а она только успела доложить, что в моей машине отсутствует nForce 2. В принципе, я уже давно был в курсе и решил воздержаться от благодарности.

Прошло еще десять минут. Инсталлятор потихоньку дошел до начала процедуры разметки диска. Но дальше двигаться упорно не желал. Мы начали спорить о том, через какое время полное отсутствие признаков жизни машины можно идентифицировать как полное и окончательное зависание. Сошлись на пятнадцати минутах и пошли курить. Вернулись и нажали на Reset.

Приятель сказал, что инсталлятору, скорее всего, не понравился раздел, созданный программой от Acronis, и попросил меня загрузить Linux, удалить раздел и создать его заново при помощи “правильного” средства. Я не нашел причин для отказа.

Третья серия установки Freespire. Мы все-таки дождались чего-то внятного от инструмента разметки диска (хорошо, что я курю трубку, а не сигареты – времени это требует значительно больше). Правда, результат трудно было назвать положительным: нам сообщалось, что в машине нет жестких дисков.

Приятель пошел за отверткой. Интуиция нас не подвела: пока мы курили, никто в квартиру не проник и мои винчестеры не увел. Вот они: раз, два, три, четыре.

И тут я понял главное отличие пользователя Windows от линуксоида. Я давно бы плюнул на этот Freespire – в мире много других дистрибутивов. Но мой товарищ – совсем другое дело. Он, повинуясь своей виндовой привычке, решил, что отступать некуда – надо заставить этот Linux работать.

Я посмотрел в его глаза. Знаменитое выражение героической обреченности, которое я когда-то видел в кино в исполнении Брюса Уиллиса – это просто школьная самодеятельность. Если бы Куросава был жив и сидел рядом с нами, то я знаю, кто исполнял бы роли всех правильных самураев – мой приятель.

“А Windows тебе очень нужен?” – спросил он. Мол, что если все сделать, как в первый раз, только подсунуть Freespire системный NTFS-раздел и предложить его переформатировать, благо опция такая имеется. Я ответил, что ни разу ни уперся, тем более что резервные копии имеются. Сказано – сделано.

Шел первый час ночи. Установка системы приближалась к завершению. Наконец, привод выплевывает компакт-диск и долгожданная перезагрузка.

Особой радости она не принесла. GRUB сообщил, что необходимые для его успешной работы файлы находятся на недоступных для него секторах. Поскольку время было позднее, мы решили не продолжать. Я восстановил Windows из образа и с удивлением обнаружил, что инсталлятор Freespire зачем-то удалил не только системный раздел Windows, как ему приказывали, но и все тома с винчестера, на котором хранилось все самое важное – профили, документы и т. д.

Впрочем, закончилось все благополучно. Утром на свежую голову я восстановил почти всю потерянную информацию. Только раздел с дистрибутивами программ, которые копились у меня уже несколько лет, к жизни вернуть не удалось. Но оно и к лучшему – я сам давно хотел избавиться от этого хлама.

И, собственно, мораль. Я никоим образом не хотел ругать Freespire. Тем более что наверняка установить его можно, и вряд ли он окажется намного хуже всех остальных. Я хотел сказать, что миграция на Linux – дело, в принципе, хорошее. Только торопиться никогда не надо. В том числе и с выбором дистрибутива.

Картинка:

linuxforever – Freespire 2.0 – дистрибутив, в дружелюбии которого есть причины усомниться