14 лет назад 24 ноября 2004 в 1:03 68

На данный момент под маркой Rover выпускаются мониторы, жидкокристаллические и плазменные телевизоры, цифровые фотокамеры, ТВ-тюнеры и МР3-плейеры, а также различная периферия для ноутбуков и десктопов. Но на сборочной линии в России собираются только LCD PC и ноутбуки, которые, собственно, и являются профильным направлением компании.

На наши вопросы отвечали вице-президент компании Rover Computers Андрей Халтурин и генеральный директор ООО “Инфомаш” Александр Бровко.

Какова модель работы вашего производства?
Андрей Халтурин: Суть модели не слишком оригинальна для нашего рынка, но именно мы опробовали ее первыми. Заключается она в том, что мы закупаем баребоны – платформы, поставляемые без клавиатуры, процессора, памяти, оптического и жесткого дисков, собираем конкретную конфигурацию и тщательнейшим образом ее тестируем. По этой схеме работы над новой моделью начинаются еще задолго до запуска ее в реальное производство. С новыми моделями на начальном этапе очень много проблем, поэтому мы еще на стадии бета-тестирования платформ очень плотно сотрудничаем с поставщиками.

Какого плана проблемы?
Александр Бровко: Как чисто “железные”, так и проблемы с BIOS и драйверами.

Делает ли кто-нибудь ноутбуки под вас?
А. Х.: И да, и нет. Когда компания-производитель готовит платформы для распространения по дистрибьюторским каналам, она делает несколько различных по дизайну вариантов с небольшими отличиями по техническим спецификациям.

Мы выбираем тот, который нас устраивает. Для того чтобы сделать полностью свой дизайн, нужно фактически заниматься бесприбыльными инвестициями в продукт, потому что время жизни модели составляет полгода, а стоимость самого простенького дизайна оценивается в $200 тыс. В настоящий момент, учитывая объемы нашего рынка, окупить такие расходы нереально.

Даже многие европейские производители ноутбуков не решаются на такой шаг. Более того, 90% машин они получают уже полностью собранными, и только 10% – в виде собираемых платформ. Позволить себе полный дизайн могут только IBM, HP, Toshiba и им подобные, то есть те компании, которые оперируют заказами на несколько сотен тысяч компьютеров в месяц.

Что сейчас происходит с вашим модельным рядом?

А. Х.: До недавнего времени у нас был очень широкий модельный ряд, при этом каждая модель выпускалась в относительно небольших количествах. Сейчас же с ростом общего объема выпускаемой продукции мы сокращаем количество моделей. Можно сказать, что мы стали более разборчивы и выбираем только модели с выдающимися характеристиками, которые всегда востребованы рынком, либо модели, имеющие хорошее соотношение цены и качества. Это позволяет нам быть гораздо маневреннее и более эффективно действовать на рынке.

Что еще собирает Rover Computers?
А. Б.: До недавнего времени мы собирали десктопы, но сейчас их производство свернуто. Во-первых, сейчас рынок постепенно все больше ориентируется на мобильные решения. Во-вторых, чисто технологически на сборку одного десктопа тратится столько сборочного времени, сколько необходимо для сборки минимум трех ноутбуков. Свернув производство настольных машин, мы фактически концентрируемся на ноутбуках, а значит, можем эффективнее вести бизнес.

Кроме десктопов мы собирали и продолжаем собирать LCD PC, которые находятся на стыке ноутбуков и настольных машин. Схема работы сборочной линии LCD PC практически совпадает со схемой работы с ноутбуками – мы получаем платформы, собираем их и тестируем.

Какие операционные системы вы устанавливаете на ваши ноутбуки?
А. Б.: В основном это Windows XP, примерно 25-30% – DOS.

А почему не Linux?
А. Х.: Мы долгое время устанавливали ASP Linux, но полтора года назад перестали это делать в силу экономической бессмысленности. Те люди, которым действительно необходим Linux, вполне справятся и с выбором конкретного дистрибутива, и с его установкой. А вот у тех, кто не готов работать с этой операционной системой, возникает масса проблем даже при попытке замены ее на любую другую.

Комментарии к фотографиям

Прежде чем попасть на сборочный конвейер, платформы проходят тщательное тестирование в инженерном департаменте. Кроме того, это же подразделение занимается решением проблем, связанных с качеством и постоянным сопровождением продукции: модификацией BIOS, подготовкой новых образов операционных систем с обновленными драйверами и т. д.

Сначала платформы, полученные со склада, распаковываются и проверяются на наличие внешних дефектов.

Затем они попадают на сборочные столы, где на каждом этапе в них устанавливается один из недостающих компонентов: процессор, память, винчестер, карта Wi-Fi, CD/DVD-привод и батарея.

Образ операционной системы заливается сразу на большое количество жестких дисков на специальном стенде, именуемом в народе “лесенкой”.

После первого включения полностью собранный компьютер попадает на тестирование, где операторы проверяют работоспособность всей системы.

Если с работоспособностью ноутбука возникают проблемы, он отправляется на пересборку, но не на конвейер, а на специально созданный для этого участок.

Прошедший проверку ноутбук попадает в термокамеру, где при температуре 35-40 °С тестируется от двух до четырех часов.

Вопросы по ходу
Почему время тестирования ноутбука в термокамере столь непродолжительно?
А. Х.: Мы опытным путем установили, что более длительное тестирование дефектов не выявляет, но достаточно негативно воздействует на продолжительность жизни ноутбука в целом.

Прохождение тестов в термокамере сопровождается ведением файла отчетов, и если машина дает сбой, она из термокамеры попадает в изолятор брака с описанием возникших ошибок. Специалисты выясняют причины сбоя и в зависимости от характера неисправности решают, что с данным компьютером делать: менять какой-либо из компонентов или отправлять всю машину на запчасти.

После термокамеры ноутбук проходит полный цикл проверок (воспроизведение видео и аудио, работа сетевой карты, факс/модема, клавиатуры, портов и т. д.) После этого независимая служба ОТК снова полностью тестирует от 30% до 100% партии.

Кроме того, ноутбуки проходят дополнительную проверку в камере охлаждения при температуре 4-5 °С.

Если количество отбракованных ноутбуков превосходит пороговое значение или обнаружена сходная неисправность на нескольких аппаратах, вся партия отправляется на анализ в изолятор брака. Если все в порядке – печатается гарантийный талон, компьютеры полностью укомплектовываются и упаковываются, после чего поступают на склад готовой продукции.

В этом помещении хранятся комплектующие, необходимые для ремонта всех выпускавшихся в течение десяти лет ноутбуков компании Rover Computers – вплоть до первых моделей, собиравшихся еще на процессорах Intel 486.

В ремонтной лаборатории, куда со сборочной линии попадают неисправные ноутбуки, установлена машина для монтажа и демонтажа SMT-компонентов, включая BGA-чипы.

Если говорить о модели, перед нами классическое производство, продуманное и грамотно организованное. На практике без проблем ничто существовать не может. Процессы, происходящие сейчас в Rover Computers (сокращение модельного ряда, сворачивание некоторых производств и, как следствие, концентрация сил на производстве ноутбуков), говорят о том, что компания гибко реагирует на изменение рынка, а значит, можно надеяться, что со временем компьютеры марки RoverBook будут становиться только лучше.

Поход за MaxSelect

Торговая марка MaxSelect, принадлежавшая ранее компании “Атлантик Компьютерс”, похоже, становится независимой: не так давно на Тайване открылась компания MaxSelect Technology, и вот-вот стоит ожидать появления ЗАО “MaxSelect Россия”.

Фоторепортажа из нашего похода на сборочную линию ноутбуков MaxSelect не вышло по нескольким причинам. Во-первых, в отличие от первых двух компаний, у MaxSelect нет единого производства. Более того, насколько стало понятно из нашего общения с директором подразделения ноутбуков и мобильных устройств Павлом Мельниковым, децентрализация производства – один из важнейших принципов компании.

Те очень скромные производственные площади, на которых нам довелось побывать и сфотографировать которые оказалось очень сложно, принадлежат компании “Атлантик Компьютерс”, которая не является единственным производителем ноутбуков под ранее принадлежавшей ей торговой маркой. Производством ноутбуков MaxSelect также занимается компания ISM Computers. Возможно, в ближайшее время к уже имеющимся производствам подключатся еще несколько компаний.

Децентрализация – схема несколько непривычная. Какой смысл в таком рассредоточении производства? Кто от этого в итоге выигрывает?

Павел Мельников: Дело в том, что одно из основных наших конкурентных отличий заключается в “приближенности” нашей продукции к конечному пользователю. И в данной концепции создавать единое централизованное производство неправильно.

Почему?
П. М.: Например, потому, что централизованное конвейерное производство не позволяет создавать оригинальные конфигурации на одной и той же платформе: на конвейере собираются однотипные машины. Мы же с нашей организацией и с нашей тестовой системой вполне можем собирать любые варианты, причем в максимально короткие сроки.

Насколько я понимаю, речь идет об установке тех или иных процессора, памяти и винчестера?
П. М.: Именно.

И в чем тут проблема? Если не процессор, то память и винчестер вам поменяют практически в любой торгующей компании.
П. М.: Поменять-то поменяют, но не проверят, как это работает. Мы же через 12 часов можем выдать вам полностью проверенную, заказанную вами конфигурацию.

И много вы продаете заказных конфигураций?
П. М.: Около 20% продаваемых нами систем собираются по заказным конфигурациям.

Какие еще плюсы у децентрализации?
П. М.: Децентрализованное производство часто обходится дешевле. Мы не принуждаем покупать все комплектующие у нас, что позволяет компаниям-сборщикам самим оптимизировать себестоимость продукции. По статистике наиболее популярные конфигурации моделей различаются в зависимости от региона. На базе локальных производств удобно создавать крупные сервисные центры. И еще один немаловажный фактор – социальный: децентрализация влечет за собой создание дополнительных рабочих мест, что для нас очень важно.

Сколько у вас сейчас действующих региональных производств?
П. М.: Около десятка компаний занимаются сборкой, и еще некоторое количество занимается только реконфигурированием.

А в состоянии ли вы контролировать качество сборки систем на децентрализованном производстве?
П. М.: Нами совместно со специалистами компании ALT Linux была разработана единая автоматизированная система управления качеством продукции – мы ее называем AQMS (Automatic Quality Management System). Она состоит из двух частей – тестировочной системы Inquisitor (“Инквизитор”) и глобальной информационной базы данных, в которой накапливается статистика по всем ноутбукам со всех точек производства. Вся эта система проектировалась как основная деталь производственного процесса, которая позволит нам создавать клонируемые децентрализованные производства. А вопрос человеческого фактора решают компании, которые берутся за сборку ноутбуков под маркой MaxSelect, поскольку они финансово заинтересованы в том, чтобы обеспечивать максимальный выход качественной продукции.

В чем суть вашего “Инквизитора”?
П. М.: Фактически это автоматизированная интеллектуальная система тестирования ноутбуков с оптимально подобранным набором тестов. На наших стендах предусмотрено 150 установочных мест, к каждому из которых подведены розетки локальной сети. Несколько гигабитных концентраторов объединяют все это хозяйство в единую сеть, которая обслуживается сервером на двух процессорах AMD Opteron. После сборки ноутбук устанавливается на стенд, подключается к электрической и локальной сетям, и все дальнейшие действия большей частью происходят автоматически.

А какая система установлена на винчестере собранного компьютера?
П. М.: В том-то и дело, что изначально никакой операционной системы нет. Загрузка происходит по сети и фактически каждый из тестируемых ноутбуков управляется сервером.

Сначала происходит запись серийного номера ноутбука в область DMI. Эта операция осуществляется с помощью беспроводного сканера штрихкодов. После прошивки серийного номера на сервере создаются лог-файлы, привязанные к этому серийному номеру, куда в дальнейшем записываются данные обо всех операциях, произведенных с ноутбуком, результаты тестов и пр. Кстати, все результаты после некоторой обработки в режиме реального времени сохраняются на сервере информационной базы (для возможности дальнейшего анализа, ведения статистики и пр.).
Далее запускается полный набор тестов в почти полностью автоматическом режиме, и лишь часть тестов требует участия оператора.

Последовательность тестов подобрана таким образом, чтобы максимально быстро выявлять дефекты. При интенсивных нагрузках ноутбуки так хорошо разогревают воздух собственной температурой, что наши стенды одновременно являются и термокамерами.

Кроме того, мы проводим калибровку батарей. Установленная в ноутбук батарея сначала полностью заряжается, потом быстро полностью разряжается нагрузочными тестами и снова полностью заряжается. Таким образом мы легко обнаруживаем дефектные батареи.

Сколько времени занимают все эти тесты?
П. М.: В среднем один ноутбук тестируется 12 часов.

И какова эффективность работы вашей тестовой системы?
П. М.: Можно. После ее внедрения количество ноутбуков, попадающих в сервис-центр в первые три месяца после продажи, сократилось почти вдвое.

Все ли децентрализованные производства имеют в своем арсенале “Инквизитор”?
П. М.: Пока не все, но мы как раз занимаемся этим вопросом.

Какова пропускная способность производственных площадей “Атлантик Компьютерс”?
П. М.: До 300 ноутбуков в сутки (у нас посменная работа).

И каковы месячные объемы выпуска?
П. М.: Примерно 3-3,5 тыс. ноутбуков.

Какие компании поставляют вам платформы?
П. М.: В данный момент это Quanta, FIC, Arima, Mitac и Clevo, причем основную часть поставляют первые три компании.

Сколько моделей ноутбуков выпускает MaxSelect?
П. М.: Пока 11, но в ближайшее время их будет 14.

С какой системой поставляются ваши ноутбуки?
П. М.: Большинство моделей поставляется с системой ALTLinux, но есть модели, которые поставляются с Windows XP. Собственно образ системы заливается через сеть, поэтому мы легко можем менять системы, устанавливаемые на наши ноутбуки.

Вот такой вот молодой, энергичный коллектив, активно реализующий идею децентрализованных клонируемых производств. Кто знает, может быть как раз за такими не совсем обычными схемами будущее?

Что могут себе позволить бренды?

Что еще доступно брендам масштаба Toshiba и HP в отличие от небольших производителей?
П. М.: На этапе разработки BIOS для новой платформы, от которого во многом зависит совместимость с ОС, стабильная работа, время жизни от аккумуляторной батареи и прочие вещи, многие небольшие компании либо участвуют в процессе создания кода, либо просто полагаются на производителя, тестируя уже готовый BIOS и высказывая свои замечания. У большинства брендов BIOS пишет их команда совместно с разработчиками платформы. Чаще всего так осуществляется разработка прошивок для более дорогих моделей.

Всегда ли бренды создают свой собственный дизайн для ноутбука?
П. М.: Совсем нет. Они выбирают один из трех вариантов:
а) берут готовую платформу на условиях эсклюзива, делают минимальные изменения во внешнем дизайне (чтобы модель не сильно “выбивалась” из общего фирменного стиля) – это для недорогих моделей;
б) на базе готовой платформы, разработанной по их заказу, делают полный внешний дизайн и совместно разрабатывают и отлаживают BIOS – это для большинства моделей;
в) полностью делают разработку модели и размещают заказ на фабрике призводителя платформ – как правило, сейчас такая технология используется только для моделей Hi-End.
Разумеется, бывают и исключения из правил.

Что еще легко дается брендам?
П. М.: Ну, например, производители платформ очень любят экономить на аккумуляторных батареях. Современные элементы емкостью 2200/2400 мА-ч достаточно дороги, поэтому зачастую используются элементы емкостью 2000 мА-ч и даже 1800 мА-ч. При крупных заказах можно использовать лучшие элементы, хотя, естественно, это увеличивает цену.

С LCD-матрицами и оптическими приводами похожая ситуация. Общая тенденция такова: производители платформ стараются минимизировать стоимость, экономя на качестве комплектующих. Степень этой экономии зависит от уровня производителя и положения модели в линейке – дешевая она или дорогая. Чудес не бывает: дешевые модели используют и более дешевые комплектующие, дешевые производители делают менее качественные модели, при этом более “сырые” внутри.

Брендам проще использовать комплектующие, которые им кажутся уместными в этой модели ноутбука, а не то, что кажется уместным производителю платформы. Сейчас мы стали гораздо более тщательно подходить к выбору комплектующих. Так, если нас не устраивает качество оптических приводов, предлагаемых производителем платформы по умолчанию, мы используем приводы производства компании Toshiba, а LCD-матрицы выбираем в соответствии с позиционированием платформы (к счастью, сейчас они стали более качественными, чем были год-два назад).