11 лет назад 10 августа 2007 в 2:12 51

(с заездами в Гонконг и Шеньжень)

Автор: Руслан Шебуков

ВСТУПЛЕНИЕ

Они тратят миллионы долларов, исписывают тонны бумаги – настоящей и виртуальной, совершают несколько сотен тысяч телефонных звонков, проводят десятки тысяч встреч, теле– и skype-конференций, тратят несметное количество человеко-дней, составляя пресс-релизы и рассылая приглашения посредством электронной почты, факсами и курьерами, нанимают частные самолеты, резервируют десятки тысяч столиков в ресторанах и мест в гостиницах, не спят по несколько суток, заключая партнерские соглашения, рассчитывая время пресс-конференций и организуя пассажиропотоки гостей, собирают всех красивых девушек изо всех местных модельных агентств, наконец, приглашают журналистов со всех концов мира и ждут, что их старания не пройдут впустую.

И тут на сцене появляется Он – журналист компьютерного издания, или даже лучше – онлайнового компьютерного издания. Ему лет двадцать с небольшим, у него есть галстук, большой чемодан для дешевого китайского шопинга, красные глаза и гудящая голова от десятичасового алкоголь-марафона с коллегами в салоне самолета. Последующие сутки после прибытия на Независимый остров Он беспробудно спит, следующие сутки приходит в себя, затем все-таки выбирается из гостиницы, садится в желтое такси, говорит магическое слово “ван-о-ван” и через 15 минут уже таращится, задрав голову, на самое высокое здание в мире, верхушка которого теряется в тумане. Затем Он пару часов проводит, шатаясь по второму холлу выставки (потому что там находится стенд приглашающей стороны), после чего снова едет в гостиницу и больше уже оттуда не выбирается. К концу пятого дня персонал отеля погружает Его в такси и отправляет в аэропорт. Весь полет Он спит, как добирается домой, не помнит, потом неделю отходит от смены часовых поясов, и наконец пишет заметку в свое издание www.poshlivsenah.ru, общий смысл которой таков: “Да ну, ничего интересного, все то же самое. Не понравилось”.

ГОНКОНГ

Наш самолет прилетел в Гонконг вечером, когда на улице уже начало темнеть, а вылетели в 10 утра, и таким образом провели в полете целый день. Гонконгский аэропорт – самый большой в мире, 570 тысяч квадратных метров, на его территории расположено 110 магазинов, 23 ресторана, 4D-кинотеатр, музей авиации и огромный развлекательный центр с автоматами для подвижных игр. Но всего этого мы не увидели, потому что почти сразу нас погрузили в автобус и повезли в Китай.

Честно говоря, я, как и остальные 19 приглашенных компанией ECS журналистов и дилеров, был уверен, что мы хотя бы ненадолго останемся в Гонконге и увидим своими глазами пик Виктория и самый длинный в мире эскалатор, ведущий на него, заглянем хотя бы одним глазом в гонконгский “Диснейленд” или хотя бы погуляем по улицам и набережным Новых территорий… Однако у наших организаторов были свои планы на этот вечер. Поэтому Гонконг мы увидели только из окна автобуса.

Гонконг – суверенная территория и одна из двух Специальных экономических зон Китая (вторая – Макао). Эти зоны характеризуются тем, что официальный Китай не очень вмешивается в их политику и экономику: у Гонконга свой государственный строй, войска, валюта, иммиграционный режим и так далее. На самом деле экономических зон разной степени специальности в Китае несколько. Я знаю, по крайней мере, еще две – это Шанхай с прилегающими к нему территориями и Шеньжень – город, в который мы направились из Гонконга.

Отдельная история – пересечение границы Гонконга и Китая. Надо выйти из автобуса (вещи можно оставить), пройти через контрольно-пропускной пульт (по пути можно купить и съесть специальную гонконгскую выпечку с разными овощами внутри в ларьке с надписью Duty Free), сесть обратно в автобус, проехать метров пятьсот, выйти из автобуса (на этот раз с вещами), еще раз пройти через КПП (на этот раз со строгими китайцами), сходить в уже китайский и поэтому довольно грязный туалет с надписями “Не плеваться!” на всех стенах и снова сесть в автобус. Разительная перемена при этом случается с китайцами – с той стороны границы они не только понимают по-английски, но и сами довольно бегло на нем говорят, а с этой, китайской стороны у них как будто отнимается часть мозга, и с этого момента никто никогда не слышал ни от одного китайца ни одного понятного слова (хотя нет, вру – слова “ледиз”, “мистер” и “факи-саки” в общих чертах были понятны, но об этом позже).

ШЕНЬЖЕНЬ

(Вырезано по цензурным соображениям; репортаж с фабрики Elite Computer Systems в Шеньжене читайте в текущем номере журнала Upgrade).

ТАЙВАНЬ

Возвращались в Гонконг мы снова вечером, но путь до границы на этот раз показался мне гораздо более коротким, наверное, оттого, что я к этому времени уже знал, что Шеньжень практически перетекает в Новые территории Гонконга, а отделяет их друг от друга река Шеньжень. Снова туалет (появилась новая табличка “Мусор на пол не бросать!”) – КПП – переезд – КПП – булочки в Duty Free (с брокколи и курицей с сычуаньским соусом очень вкусная), и мы в Гонконге. Организаторы обещали нам здесь пару часов свободного времени, но… Мы еле успели в аэропорт – из-за аварии на дороге и общей бестолковости как водителя нашего автобуса, так и всех остальных китайских водителей. В аэропорту мы только увидели модель биплана времен Первой мировой войны в натуральную величину (он атаковал терминал Cathay Airlines) и тут же улетели в Тайбэй.

На борту нас приветствовал английский (!) экипаж, а в спинку каждого кресла был вмонтирован жидкокристаллический телевизор с двумя или тремя десятками видеопрограмм. С песнями и плясками через час с небольшим мы добрались до Тайваня.

На Тайване шел дождь. Кто-то в шутку спросил организаторов, часто ли у них летом идет дождь, на что девушка по имени Джоэн вполне серьезно ответила: “В это время года – всегда”. И она была права. С тех пор дождь почти не переставал.

Тайвань официально считается провинцией Китая и находится между Японией и Филиппинами, выходя восточной стороной в Тихий океан. В длину Тайвань всего 394 км, в ширину – 144 (в самой широкой части). Климат – тропический. Аборигенами были малайцы и полинезийцы (поэтому многие тайваньцы похожи больше на негров, чем на китайцев – с темной, а не желтой кожей и большими губами; а если они делают дреды, то вы ни за что не отличите их от ямайцев. В этом контексте анекдот “Негр, негр, ты китаец?”, когда бабушка в советском автобусе донимала этими словами чернокожего пассажира, который в конце концов не выдержал и закричал: “Да, китаец, китаец!”, задумчиво пробормотала: “А как похож на негра…”, приобретает новое значение и уже не кажется таким смешным). Кстати, название Тайвань произошло от “Тайоань”, что на одном из местных наречий означает “я”. Когда португальцы в 1544 году высадились на Тайване и стали интересоваться у местного населения, как называется этот остров, те отвечали все как один “тайоань!”. Так и пошло.

После португальцев Тайвань колонизировали голландцы, затем японцы, а после Второй мировой войны на остров высадились китайские войска и прогнали японцев, провозгласив независимость Тайваня. Тайваньцы было обрадовались независимости от Японии, но насквозь коррупционное милитаристское правительство Китая так сильно замучило коренное население, что в результате это вылилось в гражданские беспорядки, которые были жестоко подавлены правительственными войсками с применением автоматического оружия. Около 4000 человек было убито, преимущественно это были школьники и студенты, которые и были зачинщиками беспорядков. После этого на острове воцарился “белый террор”, который повстанцы устроили коммунистическому правительству. В результате около 140 тысяч человек было убито или заключено в тюрьму, и закончилось это в 1987 году, когда военное положение на Тайване, длившееся с 1948 года, было наконец снято и к власти пришло демократическое правительство, возглавленное технократом Ли Тенг-хуем, которого, наверное, и нужно считать отцом всей тайваньской компьютерной промышленности.

COMPUTEX

На Тайвань мы с Геннадием Бойко, нашим хардверным редактором, летели разными путями. Он – напрямую в Тайбэй (если, конечно, прямым можно назвать полет с двумя пересадками – в Пекине и Гонконге), а я, как вы уже, наверное, догадались, – с заездом на завод Elite Group в китайском городе Шеньжене. Поэтому все, что касается выставки, Геннадий описал в своей части темы номера, которую можно найти сразу же после этой статьи. Я же о выставке скажу всего пару слов.

Во-первых, эта выставка – не для конечного пользователя. Основное ее предназначение – поиск партнеров и заключение контрактов. Менеджеры тайваньских компаний (которых тут примерно 90% от числа всех участников) не болтаются без дела вокруг своих стендов, как это обычно бывает, а деловито трут с китайцами, европейцами и американцами в укромных уголках и в специально зарезервированных для этого конференц-залах.

Во-вторых, подавляющее большинство участников представляют довольно странную для выставки и часто однотипную продукцию, скажем, разъемы для материнских плат, и поэтому возле них почти никогда нет народу.

В-третьих, тут очень хорошо видно финансовое положение каждой тайваньской компании – лучше всего дела идут у производителей комплектующих и памяти. Самые большие стенды – у Gigabyte, MSI, Hon Hai (Foxconn), Asus, FIC, Inventec, SIS и VIA. Чуть поменьше – у Transcend, Apacer, CMC, A-data, Kingston и Kingmax. Из других участников стендами также могут похвастаться Thermaltake, Avermedia, In Win, Leadtek, Shuttle, Sparkle, Tyan, а также малоизвестные у нас Chimei, Teco, USI, DFI и ITRI. Отдельные залы были у компаний Elite Computer Systems, AMD, Intel, Realtek, Broadcom, Tatung, Mitac и LSI.

P.S. О девушках на Computex (которые тут называются шоу-гелз) – отдельно.

ДЕВУШКИ

Если вы попробуете ввести в поисковую строку какого-нибудь сервиса по картинкам запрос “Computex”, вам тут же покажут не материнские платы и не смартфоны с коммуникаторами, а огромное количество танцующих или просто мило улыбающихся китайских девушек в одежде корпоративных цветов тех компаний, которые их наняли. Вокруг них вьется столько фотографов всех национальностей, что иной раз через них и не протолкнешься. Особенно во время самих шоу.

А шоу проходят примерно так: сначала выходит ведущая – обычно это девушка, которая не только вышла лицом и фигурой, но еще и умеет разговаривать на английском языке, или, по крайней мере, думает, что умеет. Ведущая начинает зазывать публику, вертя в руках какой-нибудь ценный подарок (например, флэшку на пару гигабайт). Публика потихоньку собирается, и тогда начинается первая часть представления. Ведущая (одна или в компании с шоу-гелз) устраивает маловменяемый конкурс на тему “А какая компания самая лучшая?” (все кричат: “Термалтейк!!!”, например). “Правильно”, – кричит ведущая и выкидывает в толпу кучу не слишком ценных сувениров (например, календариков). Толпа неистовствует. Так повторяется несколько раз, и когда народ, подогретый календариками, уже не может терпеть, начинается вторая часть – танцы.

Танцуют девушки вдохновенно, но однообразно, как и подобает профессионалам. Зрители фотографируют, фотографируют… Шоу заканчивается, девушки уходят (мне ни разу не удалось увидеть, куда именно они уходят; только что были здесь, и раз – их уже нет). Начинается третья часть – раздача более ценных призов. Но тут уже зрители превращаются из в общем приличных людей в настоящих зверей, и вменяемому человеку там нечего делать. Однажды мне по голове стукнуло чем-то довольно твердым, когда я проходил мимо одного такого шоу. Тут же в мою сторону бросилось несколько безумных китайцев, которые затолкали меня в самый дальний угол стенда, так что я даже не узнал, что это было.

Так что шоу-гелз – это отдельная и немаловажная часть Computex.

ШОПИНГ

В общем-то, на Тайване никакого шопинга нет. Если вы думаете, что цены на местные компьютерные детали и готовые изделия сильно отличаются от наших в лучшую сторону, то, боюсь, я вас расстрою. Дешевле, но ненамного. Минус гарантия. Плюс сомнительное происхождение товара (если он куплен не у официального дилера). Но если вы все-таки будете проездом на Тайване и срочно захотите купить что-нибудь компьютерное, то лучше всего попасть на студенческий рынок в районе Да’ан (улица Ба Де), который начинается от Технологического Университета и заканчивается в зависимости от погоды через один-два километра. Там цены немного ниже. Если вы не найдете ни улицу Ба Де, ни Университет (что вполне возможно, учитывая тотальное незнание никем из местных жителей, включая таксистов, никакого языка, кроме китайского, и удивительно разнообразные карты одной и той же местности), то более простой вариант – добраться на метро до центральной железнодорожной станции (Taipei Main Station), выйти к универмагу Shin-Kong Mitsukoshi и зайти на выбор в супермаркет (вроде нашего Савеловского рынка) или посетить несколько магазинов поблизости. Если вы фотограф, то вам небезынтересно будет пройтись по улице с фотомагазинами, которая находится чуть дальше вглубь квартала.

Одежду нужно покупать на одном из ночных рынков (примерно с 9 вечера до 2 ночи), лучше всего – на рынке Shi Lin (станция метро Chi Tuan) или в подземном торговом центре того же Taipei Main Station. Сувениры – там же. На Duty Free не надейтесь. Особая проблема с чаем – хоть его тут и пьют все подряд, но в маленьких супермаркетах типа Seven Eleven он не продается, а на рынках он очень дорогой (потому что для иностранцев). Единственное место, где я его смог найти – на одной из улочек в районе вокзала. Нормальный магазин, чай на развес и в расфасовке. Больше в Тайбэе покупать нечего, разве что можете приобрести живую змею на Змеином рынке, но я боюсь, на таможне вас попросят не валять дурака и отпустить рептилию на волю. Еще можно купить змею, замурованную в бутылку с водкой, но куда вы ее потом денете, я не знаю.

СПАСАТЕЛИ МАЛИБУ

Побывать на острове в Тихом океане и не увидеть океан было бы преступлением. Поэтому, как только выдалась возможность, мы с вашим покорным слугой (хотя наш хардверный редактор и протестует, когда я его так называю) взяли напрокат машину в местной прокатной конторе и помчались в направлении Килунга, где, по рассказам местных жителей, нас ждало замечательное побережье с коктейлями и красивыми тайваньками.

Возможно, отчасти из-за того что карта была не слишком подробной, отчасти из-за проливного дождя, который не прекращался ни на минуту, а скорее всего, из-за нашей невезучести никакого пляжа мы в Килунге не нашли. Местные жители удивленно качали головами, пожимали плечами и чертили сложные схемы проезда к окультуренной части побережья, но поскольку их показания расходились, мы стали подозревать, что никакого пляжа в Килунге нет, а если и есть, то он сильно замаскирован.

В результате мы отправились вдоль побережья, надеясь, что какой-нибудь пляж по дороге нам точно попадется. Примерно через восемьдесят километров дамб, производственных построек и безлюдных камней, живописно раскинувшихся вдоль побережья, мы поняли, что местные жители не очень любят купаться и загорать. Мы бы, наверное, могли бы залезть в океан и по безлюдным камням, но нас удерживали рассказы о многочисленных акулах и морских змеях, нападающих на незадачливых купальщиков, особенно некитайского происхождения. Конечно, умом мы понимали, что, скорее всего, бояться тут нечего, но сердцем чувствовали, что акулы и морские змеи следуют за нашей машиной вдоль всего побережья и только и ждут того момента, когда мы погрузимся в воду. А с сердцем, знаете ли, не поспоришь.

Вообще, у нас с Геннадием возникло некоторое разногласие по поводу того, стоит ли нам писать про наши приключения. Геннадий был за строгое изложение фактов, полученных нами на выставке, и считал, что рассказы про океан, акул и джунгли (о которых позже) лишь разожжет межклассовую рознь между журналистами, путешествующими за казенный счет по экзотическим странам, и читателями, у которых такая возможность представляется не часто. На это я возражал, что без этого отчет получится неполным и что читатели имеют право знать, чем занимаются журналисты в служебных командировках помимо работы. Да и читатели у нас не такие завистливые, как, скажем… эээ… читатели других журналов. А вполне культурные и цивилизованные люди, которые будут только рады интересным и захватывающим подробностям, о которых читатели других журналов никогда не узнают.

Так вот, рано или поздно, но мы все-таки нашли окультуренное место для отдыха на побережье. За скромную мзду в размере 80 местных долларов (около 60 российских рублей) в нашем распоряжении появились мостик, ведущий на песчаную косу, навес, под которым мы могли спрятать от дождя наши вещи, и нескольких веселых спасателей в красных спасательных жилетах, увлеченно игравших в шахматы. Для нас этого было вполне достаточно, учитывая время, которое мы потратили на поиски и которого у нас вообще было не так много, отличные серфинговые волны, с энтузиазмом бившиеся о песчаный берег, и неожиданно прекратившийся дождь, после которого сразу стало как нельзя более кстати жарко.

Наверное, не стоит даже говорить, что кроме нас и спасателей на пляже никого не было, но это даже было хорошо, потому что никто не видел (спасатели, занятные шахматами, не в счет), как два здоровенных мужика радостно прыгали по волнам в течение доброго получаса.

После купания мы проголодались и решили пообедать в живописном ресторанчике неподалеку. Экзотические блюда, которыми нас угостили, потрясающий вид на океан и абсолютная уединенность заставили меня задуматься (уже не в первый раз), что если бы на должности хардверного редактора вместо Геннадия у нас была красивая девушка, наверное, всем нам (кроме Геннадия, конечно) было бы гораздо веселее.

Обратно в Тайбэй мы решили возвращаться не по унылому двадцатикилометровому тоннелю, а по горной дороге, которой пользовались местные жители в незапамятные времена – до того, как этот тоннель был прорублен. И мы ни на секунду не пожалели об этом – ни проливной дождь, ни густой туман, ни сузившаяся до размеров тропинки дорога не омрачили наш путь. И даже когда, одолев поворотов, наверное, сто, мы уперлись в шлагбаум, за которым сидел грустный китаец, сообщивший нам, что дальше дороги нет, потому что завалена, мы все равно не расстроились.

P.S. Обратно в Тайбэй мы возвратились по унылому двадцатикилометровому тоннелю.

P. P. S. Если вам кто-нибудь будет впаривать Lancer Sportshift с автоматической шестискоростной коробкой передач, кожаным салоном и убитым сцеплением, ни за что не соглашайтесь.

P. P. P. S. Спасатели, между прочим, так и не оторвались от своих шахмат.