11 лет назад 14 июля 2007 в 19:20 54

Автор: Наталья Сергеева

– А у тебя какие трусы?

– Синие… А у тебя?

– Красные…

– Ага. А майка какая?

– Зеленая…

– Пойдет! Я щас пойду в подвал, там немного расчищу и буду тебя ждать…

(Галина Дмитриевна, шустрая старушка-уборщица, навострила уши и стала по второму разу протирать подоконник…)

– А ты иди за мной, только не сразу, а минуты через две. Как зайдешь в подвал, сразу направо – за бочку. Не бойся, там не будет никого…

Бабулька, вся внимание, стала медленно продвигаться к выходу. Откуда ей было знать, что мы просто играем по сети, и наш механик Иваныч, как более опытный товарищ, согласился меня провести по сложному уровню. Меня на этом уровне мочили сразу, как только я за бочку заходила. А так хотелось пройти дальше!

Все бы закончилось ничем, но тут нам сообщили, что сломался один из кассовых аппаратов, который срочно нужно было починить. А для починки нужны детали, которые можно было выдрать из старых аппаратов. А аппараты эти вместе с другим хламом хранились в нашем подвале, реальном, разумеется. Вот Иваныч туда и поперся, бурча, что оторвали “от важного дела”.

И в это же время я вспомнила, что за бутылку пива Иваныч обещал отдать пару ящиков из-под мониторов. У меня намечался переезд, и ящики были нужны позарез. “Пойду заберу, пока не передумал”, – решила я и понеслась следом за механиком.

“Во как девку приперло! – качая головой, приговаривала Галина Дмитриевна. – Даже двух минут не прождала!” Нужно сказать, что эти ящики она уже с полгода выпрашивала, но получала отказ – мол, возить на ремонт мониторы будет не в чем. Так что, увидев, как я целых три таких ящика тащу себе в машину, бабулька сделала неоднозначный вывод: “Заработала!” Понятно, что после возни с упаковкой вид у меня был несколько растрепанный, и это только подтверждало все догадки.

Как назло, жена у Иваныча была очень ревнивая, и добрые люди ей, конечно, рассказали, чем ее муж занимается прямо во время работы – и про подвал, и про зеленые трусы. И на следующий день, развернув “тормозок” во время обеда, Иваныч обнаружил там грязные банки и ложки – это вместо положенной картошки, котлет и салата! “Худею”, – буркал он в ответ на вопросы “чего не обедаешь?”. Потом не вытерпел и заправился пирожками из соседней столовки.

Моя же репутация до сих пор была столь безупречна, что ее давно пора было подмочить. И мы только посмеивались с напарницей, а слухи, как могли, подогревали. Целовались взасос в укромных местах, делая вид, что прячемся, и говорили, что уедем в Канаду, поскольку там к секс-меньшинствам лояльно относятся. А когда я открыла счет на Иркино имя и положила на него внушительную сумму, объяснив, что “так вот я ее люблю”, все и правда поверили. Причина, конечно же, была другая – я деньги прятала, не важно, от кого и почему.

Потом на бухгалтерском принтере вылезла бумага – приглашение на работу от какой-то канадской фирмы с полным содействием по переезду и обещаниями ПМЖ, как для крутых специалистов. Бумагу, понятное дело, мы сами состряпали и на печать шуганули, а раз забирать не спешили, то все ее, конечно, прочитали. Шутки шутками, а нам после этого оклад повысили, чтобы мы и правда в Монреаль не сбежали.