12 лет назад 10 апреля 2007 в 18:49 84

Первые недели продажи Windows Vista расстроили главу Microsoft Стива Баллмера – слишком уж низкие темпы. Стив склонен винить в этом пиратов развивающихся стран, таких как Китай, Индия, Бразилия и… Россия. Но ведь наша прокуратура с нашими пиратами борется как может. Посмотрите хотя бы на злостного нарушителя закона Александра Поносова, который едва не схлопотал пять лет с конфискацией.

В мае прошлого года в школу, где директором работает Александр Поносов, пришла проверка из прокуратуры. Проверяющие направились непосредственно в класс информатики. Там они обнаружили, что на учебных компьютерах стоит нелицензионная версия Windows. Проверяющие очень удивились, пожурили директора, постановили “Это контрафакт” и ушли. Через четыре дня на Поносова завели уголовное дело.

Q: Проверяющие в другие школы тоже заглянули или навестили только вас?

A: Мне ничего не известно про проверки в других школах района.

Q: Правда ли, что после проверки вам дали месяц на исправление ситуации?

A: По любому факту нарушения на его устранение дается месяц. Вообще-то, чтобы перейти на лицензионное ПО, нужно месяцев пять-шесть. Мы, например, до сих пор за лицензионные программы расплатиться не можем. Простейший способ выполнить предписание прокуратуры в данном случае – отформатировать диски. Но с меня взяли расписку, что нелицензионные программы не будут ни использоваться, ни удаляться. Шахматная вилка.

Microsoft, узнав об этом нарушении, иск предъявлять не стала. В компании сказали, что против физических лиц они иски не подают и вообще, инициатором проверки были не они, а прокуратура. Сами представители Microsoft рады были бы пойти на мировую, но для этого нужно признание вины обвиняемым. По закону еще полагается возмещение ущерба, однако по этому вопросу Microsoft готова вести переговоры.

Q: Предлагали ли вам представители Microsoft заплатить какой-либо штраф и прекратить дело?

A: По осени что-то такое было. Некий товарищ звонил, убеждал пойти на мировую, заплатив отступную сумму, но денег-то у меня все равно нет.

Q: Он был из Microsoft?

A: Как ни странно, он представился знакомым моих знакомых – такой навязчивый сервис, посредники… По словам Алексея Потапова, регионального представителя Microsoft, ему он отрекомендовался как мой адвокат.

По мнению президента Microsoft в России и странах СНГ Ольги Дергуновой, вина Поносова заключается, прежде всего, в незнании, как управлять таким сложным активом, как программное обеспечение.

Q: Как вы себя оцениваете в плане работы с компьютером? Какой у вас уровень подготовки как пользователя?

A: Дома у меня компьютера нет – ношу с собой директорский ноутбук. Где-то что-то понимаю, где-то вообще белые пятна. Я же нигде специально не учился – в прошлом году в школе курсы организовал, но сам не ходил – просто корочки получил. Работаю в Word, Excel. В игры не играю. Сейчас знакомлюсь с Linux.

После возбуждения уголовного дела произошло множество загадочных вещей: жесткие диски с контрафактом изымались, потом возвращались в школу, один из них пропал, программное обеспечение по документам нигде не проходило, будто его и не было вовсе. Единственная легальная Windows была установлена на ноутбук Samsung P28, который тоже был в той поставке. Интересно, что стоимость ноутбука по документам – 40 тыс. рублей. Если за него действительно столько отдали, то закупщик переплатил минимум тысяч тринадцать.

Но одна из самых удивительных вещей – это то, как рассчитывалась сумма ущерба. Учитывались и сами операционные системы, и Office, и даже Outlook, хотя ученические компьютеры доступа к интернету не имели. Подсчитывалась сумма, которую потратил бы пользователь, если бы вместо пиратских программ покупал лицензионные. Но ведь очевидно, что при более высокой цене товара берется меньше – на все просто не хватит средств. Кроме того, для школ при покупке лицензионного ПО есть скидка.

Q: Вы согласны с тем, как рассчитывалась сумма ущерба? Как можно на 12 школьных компьютеров установить программ на 266 тысяч рублей?

A: Да это фантастика! Когда цифра была озвучена, все вообще обалдели. Я вообще не понимаю, где у нас знаменитые законы рынка? Microsoft – монополист, цены берет с потолка.

По статье 146 УК России о нарушении авторских и смежных прав, нанесение ущерба на сумму больше 250 тысяч квалифицируется как особо крупный размер совершенного деяния. Некоторые специалисты, участвующие в этом деле, придерживались мнения, что сумму специально “натягивали” до особо крупного размера. Поносову предлагали признать свою вину и возместить ущерб. Учитывая размер зарплат в сельских школах, предложение выглядело нелепо. Потом ему предложили просто заплатить штраф – хотя бы три тысячи рублей. Директор отказался. На следующий день судья закрыла дело в связи “с малозначительностью”.

Q: Сумма ущерба попадает под особо крупный размер совершенного деяния. Как тогда относиться к формулировке “малозначительность”?

A: Мне надо работать два года, чтобы компенсировать такой ущерб. Плюс Microsoft все время какие-то штрафы придумывает… И того четыре года в рабстве. А для Microsoft это ерунда – вот вам и “малозначительность”. А второе объяснение то, что преступление не представляет общественной опасности.

Такой поворот событий, однако, не устраивал ни Александра Поносова, который считает себя абсолютно невиновным, ни прокуратуру, которая решение судьи оценивает как “половинчатое”. У обеих сторон было десять дней на обжалование этого решения.

Q: Вы уже подали апелляцию?

A: Да, и прокуратура тоже. Сейчас судья рассмотрит обе жалобы, может, и Microsoft что-то придумает.

Показательные процессы – дело в нашей стране обычное и вполне привычное. Этот случай многие связывают со столь желанным для нас вступлением во Всемирную торговую организацию (ВТО), которую очень беспокоит разгул пиратства в России. Чтобы показать, что у нас с контрафактом борются, прокуратура рьяно взялась за дело – накапливается соответствующая статистика (как пишет Поносов в своем ЖЖ, по 146 статье оправдательных приговоров нет).

Q: Как вы думаете, зачем все это было затеяно? Понятно, что инициатором была не Microsoft, им это совсем не выгодно…

A: Да нет, конечно, не их это стратегия. Они тоже влипли. На мой взгляд, специально спектакль никто не планировал. Так уж вышло.

Q: Может быть, прокуратура захотела выслужиться?

А: До определенного момента ей это было выгодно, а теперь нет.

Q: Как вы считаете, не связано ли ваше дело со вступлением России в ВТО?

А: Косвенно, может быть. Усилилась борьба с нарушителями авторских прав, ну и прокуратура взялась за дело…

Неудивительно, что в связи с этим инцидентом многие директора школ и сотрудники министерства образования схватились за головы. Ведь в большинстве своем компьютеры в школах стоят старые – Windows XP на них не поставишь, а более ранние версии уже не поддерживаются Microsoft, а значит, они уязвимы для вредоносны программ.

Q: Как, по-вашему, нужно решать проблему лицензионного ПО в школах? Переходить на бесплатный софт? Или все же использовать Windows?

A: В идеале – русифицированный свободный софт. Даже если продолжать использовать Windows, цены должны быть разумными, вплоть до бесплатного использования, ведь мы в школах готовим пользователей.

Q: Но вы же понимаете, что это вряд ли возможно…

A: Конечно, но и российская земля не оскудела талантами. Тут нужно не против Microsoft бороться, а за свое – действовать не разрушительно, а созидательно.

P.S. Когда этот номер готовился к печати, стало известно о том, что решение Верещагинского районного суда Пермского края РФ о закрытии дела Александра Поносова за малозначительностью отменено судом высшей инстанции.

Досье

Александр Михайлович Поносов родился в 1966 году в поселке Новоильинск Пермского края. В 1983 году после школы поступил в Уральский политехнический институт, не окончив который, пошел в армию. Служил на флоте. В 1989 году попробовал себя в качестве педагога в родной школе, заочно поступил в Пермский университет на исторический факультет. Через год бросил учебу и занялся бизнесом. В 1992 году женился и уехал в село Сепыч Верещагинского района Пермского края. На новом месте сменил несколько видов деятельности (даже поработал кочегаром), пока в 1994 году не устроился в Сепычевскую среднюю школу, сначала преподавал основы безопасности жизнедеятельности, а затем историю. В 2003 году закончил истфак ПГУ. В 2004 году был назначен директором этой школы.

УК РФ

Нарушения авторских и смежных прав признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений превышает пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере – двести пятьдесят тысяч рублей. Такие нарушения караются лишением свободы сроком до пяти лет.

В московских учебных заведениях дела обстоят немногим лучше. В типовой школе в одном из спальных районов, например, четыре года назад оборудовали компьютерный класс – привезли 14 машин (Pentium 4 1,5 ГГц, 256 Мб оперативной памяти, HDD 40 Гб, CD-ROM) и поставили на них лицензионное программное обеспечение – Windows 2000 Professional и Office. Все остальные программы, которые необходимы в учебном процессе и по которым ведутся уроки, вызвали бы массу вопросов у прокуратуры, приди она сюда с проверкой. Так, на Adobe Photoshop, Corel Draw и даже на антивирус (здесь стоит Panda) деньги не выделялись. Учебник информатики рекомендует включить в школьную программу язык программирования Visual Basic, но у школы не хватает средств даже на ремонт протекающей крыши.

С тех пор ни сами компьютеры, ни система никак не обновлялись. Устанавливать антивирусную программу уже не имеет смысла – доступ в интернет во всей школе есть только в кабинете директора. Периодически крупные компании устраивают рекламные акции. В одной из таких акций школе удалось два раза выиграть компьютер: один поставили бухгалтеру, другой – завучу.

Учителя рады, что хоть такие компьютеры есть – до этого школьники вообще учились на 286-х. К счастью, за все четыре года ни один компьютер не сломался. Только два раза пришлось заменить блоки питания, и периодически приходится покупать мышки.

Нам в школу обещали завезти 21 телевизор. Мы их долго ждали, в конце концов привезли три. Два из них не работало, а третий – исправный. Его директор к себе домой забрал. Что уж говорить про компьютеры…

ЕСЛИ

…проект SETI(at)home, созданный для поиска внеземного разума, так и не нашел инопланетян, это не беда. Зато при помощи этого проекта, на который, кстати, подписались более миллиона добровольцев, программист Джеймс Мелин нашел украденный лэптоп своей жены. Дело в том, что на всех компьютерах Мелина установлена программа SETI(at)home, которая периодически связывается с сервером Калифорнийского университета. Сервер же при каждом подключении записывает IP-адрес компьютера в свою базу. Мелин проверил эту базу данных и обнаружил, что похищенный лэптоп уже три раза подключался к серверу. Узнав IP-адрес, программист сообщил его в полицию, которая вернула компьютер.

…гайки закручивают, значит, это кому-нибудь нужно. Европейские правительства готовят довольно суровые законы в сфере телекоммуникаций. Так, компании будут обязаны фиксировать и сохранять подробную информацию об использовании людьми телефонов и интернета. В Германии Министерство юстиции предлагает запретить ники при создании электронной почты, а регистрироваться под своим настоящим именем. В Нидерландах законопроект предусматривает возможность определять точное местонахождение клиента и сохранять эту информацию в базе. Подобные изменения вызваны, прежде всего, терактами в Испании и Британии. Прощай, приватность?

…человек посещает порносайты на работе и в рабочее время, не спешите его увольнять. Джеймса Пасензу, 58-летнего сотрудника IBM, вышвырнули на улицу как раз за это. В ответ Пасенза подал на компанию в суд и потребовал $5 млн компенсации, заявив, что у него интернет-зависимость и он заслуживает лечения и поддержки, а не увольнения. Он объяснил, что заходит на сайты для взрослых, чтобы снять стресс, вызванный потерей лучшего друга на войне во Вьетнаме в 1969 году. Из-за этого стресса, по словам Пасензы, у него развилась секс-зависимость, а с появлением Сети – интернет-зависимость. Если он выиграет суд, компаниям придется как-то пересматривать свою политику в отношении веб-серфинга своих сотрудников.

MP3-пират №1

Сто тысяч поносовых не спасут теперь Microsoft, даже если все они согласятся выплатить компенсацию – корпорация должна $1,5 млрд! Такой штраф Федеральный суд США обязал Microsoft выплатить компании Alcatel-Lucent, производителю телекоммуникационного оборудования. На этот раз софт-гигант обвиняется в нарушение патентов, которые касаются кодирования и декодирования музыки в формат MP3 – эти технологии используются в Windows Media Player. Представители Microsoft утверждают, что честно купили лицензию на право использовать эти технологии у немецкой компании Fraunhofer-Gesellschaft и заплатили за нее ни много ни мало $16 млн. У той же компании лицензировали технологии кодирования музыки такие производители, как Apple, RealNetworks, Nokia и Sony (полоса невезения последней все не кончается), а значит, соответствующие вопросы должны возникнуть и к ним.

Изначально Alcatel-Lucent требовала $4,5 млрд, но так как удалось доказать, что корпорация действовала непреднамеренно, сумму снизили втрое. Microsoft не согласна и с этим – она подает апелляцию. Теперь суд более высокой инстанции будет разбираться, кто же на самом деле владел патентом на технологии кодирования MP3. Кроме того, суду еще предстоит рассмотреть прошение, касающееся речевого кодирования, а также видеокодирования в игровой консоли Xbox и интерфейсе Windows.

В 2004 году Microsoft оштрафовали на 497 млн евро (больше $600 млн) за нарушение антимонопольного законодательства. В 2006 году – на 280,5 млн евро ($357 млн), опять за неисполнение европейского антимонопольного законодательства. Дело в том, что Еврокомиссия обязала “Майкрософт” сделать свои программные коды открытыми для разработчиков конкурирующих продуктов, чтобы их программы могли корректно работать в системе Windows. Microsoft уклонилась, за что и получила штраф. И вот теперь $1,5 млрд. Абсолютный рекорд!

Папа строг, но справедлив

Рабочие проблемы Билла Гейтса не мешают ему исполнять свой отцовский долг. Недавно он признался, что запрещает своим детям играть на компьютере больше 45 минут в день (или один час по выходным). В этом ему помогает “Родительский контроль” Windows Vista.

Кое-что о патентах

Техасская компания MP3 Technologies подала иск о нарушении патентных прав против компаний Apple, Samsung и SanDisk. Речь идет о патенте за номером 7065417, касающемся “портативной звуковоспроизводящей системы формата MPEG и метода воспроизведения звуковых данных, сжатых методом MPEG”. Каким отношение к этому свидетельству имеет MP3 Technologies, пока неясно –известно лишь, что оно было выдано в июне 2006 года компании SigmaTel, которая затем перепродала его некоей фирме, чья штаб-квартира находится в Далласе. Неясно также и то, почему в иске не упомянуты другие производители плейеров, такие как Creative, iRiver и… гм, Microsoft. Зато в патенте указано, кого именно мы должны благодарить за возможность упрятать гигабайты музыки в маленькую коробочку – это южнокорейские изобретатели Кван Су Мон и Юн Ха Хван.

Если

…вы мечтаете зафиксировать каждую минуту своей жизни, чтобы было, что посмотреть на пенсии, то нет проблем. Недалек тот час, когда появятся системы, позволяющие людям записывать все, что те слышат, видят, а возможно, и нечто большее. Подобный проект, названный MyLifeBits, уже ведется в рамках Microsoft Research. Он начался шесть лет назад. Все это время исследователи пытались фиксировать жизнь одного из своих коллег: его разговоры с другими людьми, окружающее пространство, сайты, которые он посещает, и сохраняли все это в специальном архиве. Через шесть лет в этом архиве оказалось более 300 тыс. записей объемом около 150 Гб. 60 Гб занимают видеофайлы, 18 Гб – аудио, остальное – 100 тыс. веб-страниц, 100 тыс. писем, 15 тыс. текстовых файлов и т. д. Если современные темпы развития технологий сохранятся, то лет через десять вы сможете разместить всю свою жизнь на одной флэшке.