14 лет назад 19 октября 2004 в 23:26 84

Когда люди изобрели компьютер, они и не подозревали, что ввязываются в одну из самых опасных и захватывающих авантюр, когда-либо придуманных человечеством. Да и сегодня никто не имеет ни малейшего представления о том, во что это все выльется. Можно только предполагать. Что мы все, собственно, и делаем.

Сразу оговорюсь: мы не будем заниматься рисованием апокалиптических картин порабощенного компьютерами человечества, равно как и не порадуем вас утопическими идиллиями о безоблачном будущем, в котором люди и компьютеры, помогая друг другу, познают тайны природы и самосовершенствуются. И то, и другое одинаково скучно и бестолково. Вместо этого мы попытаемся проанализировать, на каком этапе мы находимся сейчас и что нас ждет в ближайшем и немного отдаленном будущем. А с тем, что это будущее неразрывно связано с будущим компьютеров, наверное, никто спорить не будет.

Удивительное дело: совсем недавно, и многие из нас еще помнят эти времена, компьютером называлась машина для электронных вычислений. Сегодня компьютеры захватили почти все сферы деятельности человека – от детских игрушек до систем управления энергоснабжением городов и даже стран. Если предположить, что в один прекрасный момент перестанут работать все компьютеры, человечество постигнет самая глобальная из всех катастроф, случившихся со времен последнего ледникового периода.

Что нас ждет? Война или ассимиляция? Роботизированное человечество или одухотворенные машины? Новый мир или медленное угасание?

Начать нужно издалека. Первые настоящие компьютеры понимали только один язык – язык машинных кодов. Но очень скоро они научились (точнее, их научили) переводить с других языков. Это был первый шаг в эволюции компьютеров – самой быстрой и прогрессивной эволюции в истории нашей планеты.

Ключевым понятием в истории общения человечества является символ. Дело в том, что человек по-другому не понимает – ему все нужно как-то обозначить. Он и общается символами, и мыслит символами. И, естественно, приучил к символам компьютеры. Вся информация от человека к компьютеру и обратно передается посредством символов – от нулей и единиц в машинных кодах до иконок на рабочем столе Windows и системных сообщений, выводимыми на экран дисплея.

Следующим шагом в развитии отношений человека и компьютера стало изобретение “дружественного” интерфейса. То есть понятного не только специально обученным программистам, но и другим людям, далеким от программирования, хотя и обладающим достаточным количеством интеллекта, чтобы ассоциировать события на экране с процессами, проистекающими в компьютере.

Чтобы еще больше приблизить к себе компьютеры, люди научились делать предметы, облегчающие общение с ним, – компьютерные мыши, виртуальные очки и шлемы, наконец, имплантаты. С развитием же нанотехнологий люди станут пускать компьютеры себе в кровь и заменять компьютерами части своего тела. А что же сами компьютеры? Они так и будут безропотно переносить все прихоти человека? Или все же восстанут против людей и поработят их?

Лучше всего на это вопрос пока ответили братья Вачовски в своей трилогии о Матрице. Конечно, голливудское кино остается голливудским кино, и те, кто посмотрели одну, две или все три его части, могли увидеть лишь экшн, кунг-фу и захватывающие гонки на хайвее. Но могли увидеть и другое.

В фильме человечество практически окончательно порабощено и существует в качестве батареек для злобных машин. Самым циничным образом оно при этом видит виртуальные сны, в которых на улице счастливые 1990-е годы и кругом, куда ни глянь – благополучная, процветающая Америка (о президенте Буше-младшем еще никто не слышал).

Но находится кучка людей, которые не хотят существовать на правах плантационных растений, эти люди вырываются на свободу, строят подземный город и начинают вести неравную и безнадежную войну против машин, уповая лишь на Провидение, посланное им в виде Нео – Суперчеловека, Который Может Все. И Нео приходит.

Он находит способ побороть машины, спасает подземный город и заключает с машинами договор, что они не будут больше трогать освободившихся из Матрицы людей и более того – не будут препятствовать дальнейшему освобождению порабощенных.

Такова внешняя сторона идеи, заложенной братьями Вачовски в фильме. А теперь посмотрим на нее с другой стороны, лишь немного подумав над тем, что на самом деле хотели сказать и показать братья.
Матрица – это программа, созданная машинами. Но не железными существамим с радарами и автогенами в щупальцах, а неким Компьютерным Разумом (который проявляет себя дважды в фильме – в виде старика Архитектора и некоей роящейся субстанции в самом конце трилогии).

Зион, подземный город, – на самом деле тоже программа, созданная тем же Разумом (вспомните, что Нео остановил “спрутов” вне Матрицы, а также то, что агент Смит, безусловно являющийся программой, смог проникнуть в Зион). Зион – это карантин, куда антивирусная программа складывает вирусы и аномальные программы, потенциально способные нанести ущерб системе.

Как только внутри Матрицы возникает аномалия, система помещает ее в карантин посредством программ – антивирусных ботов (Морфеус и другие капитаны кораблей) под видом “освобождения” от Матрицы. Если и после этого вредоносные элементы (то есть реальные люди, существующие в Матрице в виде собственных аватаров) продолжают вредить системе, их уничтожает другой блок антивируса – “агенты”. Вообще же Зион системе нужен для того, чтобы наблюдать, как ведут себя вредоносные элементы, на что они способны и как они мутируют (то есть “учатся” боевым и прочим искусствам, а также способам противостоять и изменять законы Матрицы).

Когда в карантине накапливается критическая масса вредоносных элементов, способная как-то повлиять на жизнедеятельность системы, он очищается посредством “перезагрузки”. Есть два способа перезагрузки – физическое уничтожение всех людей, аватары которых перемещены из Матрицы в Зион (что достаточно сложно, если вспомнить, что они по-прежнему существуют в виде подключенных к системе “батареек”), либо путем запуска чистящей программы The One, которую должен инициировать аватар Нео.

(Интересно, что персонажу Киану Ривза врут практически все, с кем он сталкивается с самого начала трилогии – Морфеус, Тринити, бабушка-Оракул, Архитектор, и он каждый раз покупается на очередную провокацию. Не врут ему лишь Меровинген и агент Смит в видоизменененной форме, но об этом позже.)

Итак, мы видим, что люди в будущем могут существовать в нескольких формах:
1 В виде физического организма, который на самом деле вряд ли является для машин источником питания. Ведь жизнедеятельность каждого такого организма тоже нужно поддерживать, для чего требуется энергия, а по закону сохранения энергии нельзя производить энергии больше, чем тратить, иначе это будет вечный двигатель. Скорее всего, люди используются машинами в качестве генераторов случайных импульсов – идей, изобретений, новых и свежих мыслей, а значит, их нужно поддерживать в рабочем состоянии, для чего и создана программа Матрица.

2 В виде собственного аватара. С этим все понятно, любой, кто играл в компьютерные игры, знает, что это такое.

3 В виде аватара, к которому присоединена программа, или аватара, исполняющего программу, или и того, и другого вместе. Пример – Нео: это аватар, несущий программу The One и одновременно исполняющий другие программы (инициированные Оракулом, Морфеусом или Тринити).

4 В виде разума, полностью записанного в программу. Очевидно, что Меровинген – один из первых людей, исполнявших программу The One, но нашедший способ уцелеть после перезагрузки, которая была инициирована программой. Один из возможных гипотетических способов – это превратиться в “голову профессора Доуэля”, только до конца, переписав всю информацию из мозга в компьютер. Меровинген существует в скрытой области системы, недоступной самой системе, поэтому в его замке нет агентов.

Теперь о роли Компьютерного Разума во всем этом. Очевидно, что ему люди нужны настолько же, насколько людям нужны компьютеры – он не может без них существовать. Сегодня мощь каждого отдельно взятого компьютера слишком мала для того, чтобы в нем зародились хотя бы зачатки искусственного интеллекта.

Однако десятки миллионов компьютеров, соединенных в сеть, вполне сопоставимы по количеству связей в человеческом мозге и превосходят его по вычислительной мощности. А это значит, что рано или поздно в такой сети должен возникнуть разум. Подобная сеть у нас уже есть – это интернет, как вы понимаете. Количество компьютеров, подлюченных к ней, из года в год растет.

Естественно, этот разум не сразу осознает себя и окружающую его среду, в процессе этого осознания он будет совершать множество ошибок. Их наверняка заметят люди, а заметив, задумаются, к чему может привести развитие такого разума.

Как будут действовать люди, тоже вполне понятно. В отличие от компьютерной сети, которая уже сейчас может наращивать вычислительную мощь за счет количества подключенных к ней компьютеров, люди такой способностью не обладают. Даже двум людям трудно между собой договориться, не говоря уже обо всем человечестве.

Другими словами, люди с зарождающимся компьютерным разумом ничего поделать не смогут. Вряд ли они, даже осознав опасность самостоятельного существования компьютерного разума, смогут просто отказаться от компьютеров или интернета. Единственное, что им останется – это ассимилировать себя с компьютером путем имплантатов или же путем подключения себя к Сети.

К Сети мы себя уже давно подключаем, более того, многие из нас не могут без нее нормально существовать. В дальнейшем эта зависимость лишь усилится, перейдя из чисто психологической в психофизическую, а затем и просто в физиологическую.

Но вернемся к Матрице. Братья Вачовски косвенно намекают нам, что не все люди оказались подключенными к Сети. Или же не все люди подключены к одной Сети – в фильме существует и некая сила, направленная на разрушение не только Матрицы, но и Зиона. Это перерожденный агент Смит, мощный вирус, созданный внешней силой и способный заражать даже основные программы внутри Матрицы (как, например, программа Оракул). Вероятнее всего, этот вирус и был создан людьми вне системы, или же, повторимся, иной системой. Следовательно, в будущем найдутся люди, не только осознающие опасность подключения всех к одной сети, но и предпринимающие по этому поводу какие-то действия.

С другой стороны, как справедливо отмечено в трилогии, люди сами стремятся в Матрицу. Извечное желание людей поменьше работать и побольше развлекаться в конце концов создаст если не саму Матрицу, то все условия для того, чтобы Компьютерный Разум подарил ее человечеству. Все, что ему нужно, – не вдаваться в крайности: не морить людей голодом и холодом, но и не давать им рая на земле. В первом случае они будут вечно страдать, во втором – превратятся в идиотов с атрофированными мышцами. 90-е годы XX столетия в США и есть один из самых оптимальных способов существования человечества.

Итак, к чему же мы пришли? Как ни крути, ассимиляция с компьютером представляется самым возможным вариантом взаимодействия человека и компьютера. В мире Вачовски компьютер и человек могут существовать в виде аватаров, то есть символов. Они взаимодействуют друг с другом посредством символов (слов, действий, предметов), для них написан интерфейс (Матрица), к которому люди подключены в виде плагинов-имплантатов.

Остается лишь один вопрос: не подключены ли мы уже к Матрице? Другими словами, не являемся ли мы порождением Компьютерного Разума? Вероятность этого настолько же велика, как и вероятность: а) происхождения человека от обезьяны; б) создания человека Богом; в) возникновения рода человеческого в результате действий инопланетного разума. Можно верить во что-то одно, можно не верить ни во что, можно допускать сочетания вариантов.

Можно предположить, что мы – аватары, созданные в виртуальной реальности людьми, которые также являются аватарами, созданными людьми, которые также в свою очередь являются аватарами… И так далее. Но здесь уже мы вступаем в ту область предположений, которая называется “есть ли Бог?”, что выходит за рамки данной статьи и переносит нас в сферу теологических дискуссий.