14 лет назад 16 августа 2004 в 0:25 63

Если исключить из всего, что написано на эту тему, реверансы в сторону политкорректности и аппеляции к критериям “типа круто”, то в сухом остатке обнаружится не так уж и много признаков, по которым “аналитики” разделяют пользователей этих операционных систем. Именно пользователей, а не сами системы. Тем не менее мнения обеих сторон заслуживают того, чтобы над ними задуматься.

БЕЗУСЛОВНО СВОБОДНОЕ ПО
Одним из наиболее популярных аргументов некоторых сторонников свободного софта является его безусловная бесплатность. Подобные рассуждения весьма сильно смахивают на попытки доказать преимущества дизельного двигателя автомобиля на основании того, что кузов этого автомобиля выкрашен в зеленый цвет. С одной стороны, придраться к таким методам доказательства весьма сложно, поскольку факты налицо – и двигатель дизельный, и кузов зеленый.

Можно даже пойти и проверить. Потрогать руками и признать, что все соответствует истине. Однако интуиция подсказывает, что цвет кузова хоть и является объективной реальностью, данной нам в ощущениях, но к предмету разговора имеет весьма отдаленное отношение. Точно так же и деньги (вещь, безусловно, ценная и нужная) не имеют никакого отношения к свободе. Уточним: термины “свободный” и бесплатный” если и являются синонимами, то только на вывеске перед супермаркетом, стремящимся поскорее сбыть с рук залежалый товар. На самом деле это абсолютно разные вещи.

История вопроса
Термин free software впервые употребил Ричард Столмен, который и считается автором лицензии GPL. История этого дела такова. В 1980 году программист Столмен работал в Лаборатории искусственного интеллекта Массачусетского технологического института (MIT AI Lab), которой фирма Xerox подарила лазерный принтер новой модели. У этого принтера был небольшой программный дефект, который можно было легко устранить, модифицировав драйвер.

Разумеется, Столмену потребовались исходные тексты этого драйвера. Однако ему было отказано в получении этих текстов – сотрудник компании Xerox прямо сослался на соглашение о нераспространении информации (Non-Disclosure Agreement). И Столмен “прозрел”. В 1983 году он начал проект GNU (название проекта является так называемым рекурсивным акронимом, когда первая или последняя буква аббревиатуры обозначает ее саму, – GNU’s Not UNIX) по созданию “свободной” операционной системы.

В 90-е годы Столмену и его единомышленникам удалось написать несколько важных программ, в том числе и компилятор языка C – GCC (GNU C Compiler). В это же время велись работы по созданию лицензии GNU General Public License (GPL). Она была призвана защитить механизм авторских прав на программы так, чтобы эти права не превращались в “шкурные интересы”. Лицензия GPL допускает любое использование и распространение программы и любых ее модификаций – включая и коммерческое; однако она требует сохранять свободными все модификации программы, предоставляя их на условиях той же лицензии GPL и делая доступными исходные тексты.

Инструментарий, созданный командой GNU, использовал студент Хельсинкского университета Линус Торвальдс, в 1991 году решивший получше разобраться в работе процессора 386 и для этого создать ядро UNIX-подобной операционной системы, которое работало бы на этом процессоре. Ядро, созданное Линусом, стало называться Linux.
Конец врезки

Основатель Free Software Foundation Ричард Столмен, видимо, не знал о том, что если на человеческом пути лежат большие грабли, то на эти грабли непременно наступят, предупреждай – не предупреждай. Но его совесть чиста – он предупредил, заявив, что “речь идет о свободе слова, а не о бесплатном пиве”. Он всего лишь хотел, чтобы социальная модель предусматривала свободу творчества.

“Бесплатность” системы Linux следует понимать, как разрушение связи “деньги-свобода”. В том смысле, что отсутствие необходимого количества дензнаков в конкретном кошельке в конкретный момент времени вовсе не должно означать, что обладатель этого кошелька не имеет права пользоваться плодами творчества другого человека. Вот это и есть свобода.

А ответ на вопрос, платить или не платить, должен определяться не рейдами спецподразделений, а чем-то другим. Например, желанием одного человека отблагодарить другого за его труд. Или нежеланием, если, по его мнению, труд другого такой благодарности не заслуживает. И это тоже свобода, которую никак нельзя отождествлять с халявой.

Универсальной операционной системы вообще не существует. Даже холодильники бывают разными – количество их моделей измеряется сотнями. А ведь область применения у холодильника намного уже, чем у компьютера. Однако так было не всегда: еще лет десять-пятнадцать назад многие из нас свято верили, что холодильники бывают двух типов – с морозилкой и без нее. Примерно так, как сейчас многие убеждены в существовании только двух операционных систем – 98 и XP.

Возможно ли нарисовать на бумаге тот холодильник, который нужен именно тебе, а потом просто пойти в магазин и найти именно его? Сообщество свободных разработчиков предлагает пользователю именно разнообразие. Причем разнообразие как творческое, так и потребительское. В том смысле, что если вас прет от конфигурирования и оптимизации системы, возьмите конструктор и соберите то, что считаете нужным. А если не прет, просто найдите человека со сходными потребностями, которого прет и который эту работу уже проделал, – и скачайте у него готовый результат (или, на худой конец, возьмите инструкцию по сборке, чтобы не ломать себе голову).

У автора есть приятель, который, выяснив после приобретения звуковой карты Audigy 2, что драйвер для нее следует качать из интернета, просто вынул ее из машины. “Такая головная боль мне ни к чему, тем более было бы ради чего”, – заявил он. Другой приятель, имея ту же самую карту, не только скачал и установил в ядро нужный модуль, но и просидел немало часов за его оптимизацией. Думаете, у них нет ничего общего? Ошибаетесь – они оба пользуются системой Linux. То есть именно той системой, которая позволяет относиться к себе либо как к творцу, либо как к потребителю.

НА ВКУС И ЦВЕТ…
Общеизвестное дружелюбие системы Windows заканчивается, как только пользователь превращается из пользователя вообще (“сам не знаю, чего хочу”) в пользователя конкретного. Дистрибутив Windows поможет установить “просто систему”, не разделяя пользователей на новичков и профессионалов, офисных работников и так называемых конечных пользователей. Разумеется, в процессе установки вы можете решить, ставить или не ставить ту или иную программу, но на этом вся свобода заканчивается. Более того, Windows “в чистом виде” не подходит ни одному пользователю – впоследствии все что-то доустанавливают и настраивают под себя.

Современные дистрибутивы системы Linux (даже те из них, которые имеют автоматизированную систему инсталляции и считаются гуру-линуксоидами чрезвычайно негибкими) предложат пользователю как минимум три варианта набора устанавливаемого софта – для дома, офиса или сервера.

При этом в каждом из вариантов все программы будут работать корректно – более того, в большинстве из них уже есть некие настройки по умолчанию, которые подойдут начинающему пользователю. При этом важно понимать, что речь идет о действительно очень негибких дистрибутивах, где в жертву простоте принесено все, что только можно. Тот же Debian несколько сложнее в установке, но зато он предлагает пользователю такое количество вариантов, что многие вообще ничего не меняют после установки системы.

Разумеется, система “из коробки” практически никогда не работает оптимальным образом. Однако существуют случаи, когда скорость развертывания системы бывает намного важнее качества. В этом случае Linux незаменим. Например, при помощи дистрибутива ASPLinux Server Edition может развернуть полноценный сервер всего за пару часов, поскольку весь необходимый софт с довольно приемлемыми для большинства пользователей установками по умолчанию ставится из одного дистрибутива.

Важно обратить внимание и на то, что в этом случае пользователь получает гарантированно работоспособную систему, прошедшую тестирование, и вариант, когда из-за какого-нибудь конфликта или нехватки какой-либо библиотеки программа работать не будет, исключен.
Следует подчеркнуть, что выбор варианта установки во время инсталляции вовсе не означает, что пользователь получит застывшую систему, в которой ничего нельзя поменять “руками”.

Более того, для модернизации системы ему даже не придется покупать (или скачивать из сети) другой дистрибутив. При выборе одного из стандартных режимов установки у пользователя есть возможность выбора дополнительных пакетов, причем даже в этом случае программа установки проверит все зависимости и доустановит необходимые пакеты для того, чтобы в системе не оказалось неработоспособных программ.

Однако программы можно доустановить и после завершения процедуры инсталляции. С высокой долей уверенности можно утверждать, что нужный софт отыщется на том же самом диске, с которого и устанавливалась система. Таким образом, система Linux является легкотрансформируемой. Был сервер – превратился в рабочую станцию офисного менеджера. Самое интересное, что от этого он не перестал быть сервером – все серверные программы как работали, так и работают.

Как известно, не бывает плохих программ – бывают неподходящие. Разумеется, существующее сегодня изобилие софта для любой операционной системы позволяет пользователю сделать из своей машины все, что он пожелает. Вопрос только в цене и во времени. Искать нужную программу в Сети или установить ее из дистрибутива ОС? Даже такой небольшой дистрибутив, как Knoppix, имеет два офисных пакета – OpenOffice и Koffice. Что тогда говорить о многодисковых дистрибутивах?

ИСЦЕЛИСЯ САМ
И, наконец, о главном. Основное преимущество Linux по сравнению Windows – намного более грамотные пользователи. В принципе, если кому-то нравится щелкать по экрану мышкой вместо того, чтобы набрать в консоли простейшую команду, это является его глубоко личным делом и никого другого попросту не касается. Однако когда на вежливую просьбу одного пользователя прекратить присылать на его компьютер всякую гадость другой отвечает, что никакой гадости он не шлет и требует извинений за необоснованное обвинение, личное дело превращается в общественное.

Бывает и так: даже когда абсолютно точно выясняется, что гадости идут с конкретной машины, владелец этой машины встает в третью позицию и утверждает, что никакой вины за ним нет. И, что самое странное, закон и общественная мораль на стороне этого владельца. Когда чья-то корова забредает на чужой огород и съедает то, что ей есть совершенно не положено, хозяин коровы несет за нее полную ответственность – если не можешь уследить за собственной коровой, то продай ее тому, кто может это делать.

А вот нежелание или неумение следить за собственной операционной системой не считается не то что правонарушением, но даже мало-мальски порицаемым проступком. При этом ни один пользователь системы Linux (грамотный или не очень) таких писем не рассылает. Где здесь кончается вклад пользователя и начинается вклад системы, разобраться трудно. Тем не менее мы получаем совершенно объективный критерий – количество вирусного спама (просьба не путать с тем спамом, который рассылается сознательно – с этими вроде уже начали бороться) в мегабайтах. Эта величина и будет платой компьютерного мира за нежелание Windows-пользователей сродниться со своей системой.

По сообщению CNews, во время последнего исследования на предмет зараженности компьютеров было проверено 421 тыс. машин. Шпионскими программами оказались заражены более 133 тыс. из них. Нет нужды сообщать о том, какие операционные системы были установлены на зараженных машинах.

Возможно, со временем операционная система Linux станет куда человечнее и ближе пресловутой американской домохозяйке – и тогда многие из ее преимуществ будут утеряны. Об этом можно подискутировать – как и по поводу свободы и денег, творчества и потребления… Лишь бы было где – ибо не исключено, что к тому времени дискутировать будет просто негде, потому что интернет лопнет от паразитного трафика, генерируемого Windows-системами (с ведома владельцев или без него). Об этом тоже стоит поразмышлять при выборе такой элементарной вещи, как операционная система.