10 лет назад 10 мая 2009 в 13:17 45

Интервью с вице-президентом по разработкам в Европе, Африке и на Ближнем Востоке компании Google Нельсоном Маттосом

Автор: Алена Злотникова

Есть люди, которые, постучав по клавишам, могут развернуть весь интернет-рынок. Один из таких интернет-гуру – Нельсон Маттос. В веселую и демократичную компанию Google он пришел после 15 лет работы в IBM, уже получив звание заслуженного инженера IBM и поставив на полку немало международных наград в области программирования.

Практически все приложения Google открытые и бесплатные. В чем суть такого альтруизма?
Мы не зарабатываем на пользователях, мы получаем деньги с рекламы, размещенной на наших страницах. Изначально поисковая система создавалась как бесплатная и общедоступная. У нас особая бизнес-модель, в которой самое главное – забота о пользователе. У Google много собственных центров разработки по всему миру, так что мы делаем что-то определенное для каждой страны, учитывая менталитет, спрос и необходимость приложений. В последнее время нашей основной целью было улучшение работы браузера, чтобы операционная система работала быстрее.

Есть ли какие-то характерные особенности поиска у пользователей различных стран?
Есть, и не всегда они хороши для разработчиков. Например, в Америке люди ленивые. Ответ на их запрос должен быть представлен в первой строчке результатов. А если нет – то они просто меняют поисковую систему. В России люди более спокойные и упорные. Для них ничего не стоит посмотреть дальше – на второй, третьей и даже десятой странице (среднестатистический американец не откроет даже вторую). В России одно и то же слово имеет несколько значений, и часто сами пользователи задают границы поиска, добавляют уточнения. Иногда даже запускают два окна, где идет поиск по разным описаниям одного и того же понятия. В Европе так не делают – там набирают одно слово или искомую фразу, часто не уточняя ее автора.

На основе платформы Android было создано несколько приложений, даже проведены состязания. Какие разработки понравились вам лично, даже если они не победили?
Я был в восторге от идеи польских разработчиков – удобного калькулятора для Android. На нем можно вычислить все что угодно. Ну и, конечно, меня покорила разработка датчан, безусловного лидера соревнования – V8, новый движок JavaScript, который мы позднее использовали в браузере Google Chrome. Команда из Орхуса создавала V8 с нуля, чтобы он полностью отвечал требованиям новых, мощных и динамичных сайтов, которые сегодня появляются в интернете. Кстати, его можно использовать и для разработки собственного браузера – у движка открытый исходный код (code.google.com/apis/v8).

Многие компании перестали выпускать версии своих продуктов для Mac OS и Linux. Почему Google пусть с некоторым опозданием (для Windows тот же самый Chrome стартовал раньше, чем для других ОС), но все же предлагает версии для альтернативных систем?
Мы просто думаем о пользователях, наши продукты должны быть доступны каждому, и неважно, какую ОС предпочитает владелец компьютера. Это опять же наш альтруизм. Мы сосредоточены прежде всего на личности и свободе выбора, поэтому предлагаем наши продукты всем, а не делаем их закрытыми или эксклюзивными.

Многие ли проекты, удачно внедренные в одной стране, получают свое продолжение и в других странах?
Конечно, нет. Иногда наши аналитики не в силах объяснить спрос или, наоборот, полную индифферентность пользователей к хорошим предложениям. Например, меня до сих пор удивляет популярность социальной сети Orkut – проекта, созданного программистом Google буквально в свободное время. Мы не ожидали, что во многих странах по популярности он обгонит Facebook. Вся Индия и Бразилия (откуда я, кстати, родом) сидит в Orkut. Между прочим, рынок Бразилии очень велик, так что это большая победа для нас.

Были ли у Google провальные проекты?
У нас такое бывает очень редко, ведь мы сперва запускаем пробный шар, потом очень долго дорабатываем продукт, тестируем его и уже затем выходим на рынок с предложением. Но такие неудачи (хотя так их назвать сложно) были: например, Lively. Это должно было стать отдельной социальной сетью – суперпроектом, абсолютно новым подходом к привычной схеме создания личной страницы или блога, ведения чата с друзьями. Пользователи могли построить для себя полностью анимированную комнату и выбрать персонаж, сделать его даже внешне похожим на себя. Внутри Lively room можно было крутить свое видео с YouTube и показывать фотографии в рамках прямо на стенах. Персонажи могли заходить на странички друг к другу, “обниматься” в онлайне, драться. Смысл проекта – новые формы общения, часто даже без слов.

Даже жалко, что такой совершенно новый 3D-проект не нашел нужного отклика. Наверное, причина в перенасыщенности рынка?
Да, социальных сетей сейчас слишком много. 70% пользователей Сети где-то уже зарегистрированы. К тому же поддержка анимации и хорошей скорости требует соответствующих компьютеров и услуг провайдера, не всем это доступно. После 4,5 тестовых месяцев проект было решено закрыть в конце года. Компания оценила все риски и нашла нецелесообразным поддерживать его дальше. Конечно, было жалко – как юзеров, так и разработчиков, многие даже сохранили изображения своих комнат, скриншоты и т. д. Возможно, мы немного поторопились, но в связи с ситуацией, которая требует радикальных мер, приходится принимать кардинальные решения. Не удивлюсь, если через несколько лет похожие проекты опять появятся, и блоги приобретут полноценную анимацию.

Как будет развиваться интернет-рынок в условиях кризиса?
Думаю, компании станут осторожнее, будут работать только по проверенным схемам. Если поисковые системы и будут запускать какие-то проекты, то не требующие слишком больших затрат и гарантированно востребованные. Возможно, войдут в моду старые наработки, но с современным подтекстом. Поиск же будет нужен всегда. Сейчас идет активное наступление поисковых систем на рынок мобильных устройств. Темп жизни таков, что водителю необходимо найти нужную информацию прямо в дороге, студенту – перед лекцией. Я думаю, здесь – новый приоритетный сегмент рынка.